Search for:
 

Sönke Lau (Unrest)

Интервью Sönke Lau (Unrest) Специальному радио.

Бремен-Москва (02/12/2005)

SR — Специальное радио
SL — Sönke Lau

Unrest

SR: Расскажи пожалуйста, что из себя представляет Unrest образца 2005 года — состав, распределение ролей.
SL: Как уже упоминалось, мы были молодыми и неопытными музыкантами, когда начинали в 1988 году. Наверное, ничего хорошего бы не вышло, если бы группа не развивалась постоянно за все эти годы. Из первых членов группы с момента основания UNREST на сегодняшний день остались Гвидо Хеттвер (Guido Hettwer) (ударные), Клаус Вихерт (Claus Wiechert) (гитара) и я, Зенке Лау (Sönke Lau) (вокал). Конечно, состав постоянно менялся, особенно вторая гитара и бас — вы просто не можете остаться в стороне от этого. Наконец, быть в группе — означает также связать свою личную жизнь с жизнью группы. Но вот уже два года, как мы создали настоящий «состав мечты» для UNREST. В состав входят Андре Нойхаус (Andre Neuhaus) (бас), который сопровождал нас в качестве супервайзера во время нескольких турне, — наш хороший друг, уже много лет назад присоединившийся к группе в качестве постоянного участника, а также Марко Лидтке (Marco Liedtke) (вторая гитара) — еще один хороший товарищ, который присоединился к UNREST.

Я не очень-то люблю говорить о распределении ролей, потому что у вас может возникнуть впечатление, что у кого-то в группе больше авторитета, чем у других, или что есть кто-то, кто является лидером группы. Однако налицо тот факт, что у каждого из членов группы есть своя особая роль в «машине тяжелого металла UNREST». Мы воспринимаем себя как единое целое и, таким образом, каждый в одинаковой мере вкладывает свою долю во «все». Так что, как видите, такая система обеспечивает взаимную поддержку и взаимосвязь в группе. Между всеми нами существует молчаливое взаимопонимание, нам не нужно много говорить (что мы, тем не менее, все-таки делаем) или даже спорить по вопросу сочинения специфической музыки UNREST, «нашей» музыки. Фактически, я даже не могу вспомнить случая, чтобы кто-то выругался. Даже когда мы не можем выложиться полностью на все 100% из-за того, что кто-то себя чувствует совершенно выдохшимся или испытывает неприятности на личном фронте, внутри группы не бывает споров или критики. Для меня это явный признак того, что мы точно знаем, насколько каждый отдельный участник важен для группы. И это также указывает на то, что сегодня мы — зрелая группа.

Вообще-то, необходимо признаться (не без гордости), что UNREST 2005 года — фантастическая группа. Лучшая группа, в которой мог бы играть музыкант!

SR: На вашем сайте выложена биография коллектива, но она очень краткая — почему? Такое чувство, что вы осознанно не стремитесь к публичности. Это так?
SL: На самом деле мы понимаем, что в других группах вопросы поведения и имиджа — это настоящая головная боль. Они несут такие расходы, будто они суперзвезды. У них уже есть менеджер, яркая домашняя страничка в Интернете, кричащие наряды, наклейки, футболки и всякая всячина, еще до того, как написана первая песня или выпущен первый СD. Каждая статья в прессе помещается на их веб-сайт, и неважно, насколько эта статья маленькая — она вызывает бесконечное похлопывание друг друга по плечу — мол, «молодец». Эти группы также затеивают споры с другими в начале каждого шоу насчет того, кто будет главным, сколько децибел или тонн света каждый будет выдавать на-гора и так далее. Мы такого никогда не делаем. Те, кто хочет играть на концерте после нас, могут делать в этом плане все, что угодно. Нам это совершенно безразлично.

Но когда мы смотрим на выступление этих групп на сцене или слушаем их композиции, то в ужасе закрываем лицо руками (или просто катаемся по полу от смеха). Это действительно пугает — то, какие проблемы бывают у некоторых со своим «эго». Нам кажется, что хорошая музыка, хорошие альбомы и хорошие выступления перед нашими поклонниками должны быть наиболее важными. Именно эти вещи, а не яркая домашняя страничка или стильные футболки, должны быть, в конечном счете, решающими. Выступления для нас важнее всего, это то, что стоит на первом месте. Послушайте — в то время, когда мы начинали нашу карьеру в UNREST, мы репетировали по три раза в неделю и усердно работали над собой. Каждую свободную минуту мы отдавали нашей группе и нашей музыке, никогда не теряя от этого удовольствия. Нам не нужно говорить людям, какие мы «крутые» или какие мы «важные». Мы просто хотим, чтобы люди от нашей музыки получали удовольствие.

SR: Группе 17 лет. Судя по вашим очеркам на сайте, этот путь не был легким. Что бы вы сегодня сделали по-другому на своем творческом пути?
SL: О, Господи… ну, нам не кажется, что мы взобрались на Олимп. По сути, нам на самом деле все равно. У нас, конечно, был свой опыт со звукозаписывающими компаниями и в музыкальном бизнесе, и в результате мы пришли к заключению, что больше этим не интересуемся. Мы выпускаем наши альбомы сами (за собственный счет), а продюсирует их выбранный нами человек. Если звукозаписывающая компания захочет выпустить наш альбом — всегда пожалуйста (при условии, что договор в порядке), но мы никогда не даем себя «схватить» или уговорить.

Когда мы заново начали работу в группе после трехгодичного перерыва, немедленно поступили некоторые предложения от звукозаписывающих компаний, которые хотели сразу же записать с нами пару песен, однако мы отказались, потому что все это было еще не вовремя. В данный момент мы работаем над записью для нашего следующего альбома. Когда он будет готов, он станет классным альбомом, который тоже будет выпущен какой-нибудь компанией. Но самое важное заключается в том, что тогда этот альбом будет на 100% нашим «продуктом»!

Когда вы меня спрашиваете, что я хотел бы изменить, я могу сказать лишь, что все, что вы делаете в вашей жизни, имеет свой смысл. Важно то, чему вас научил ваш опыт. Поэтому я не могу сказать, что мы сделали бы или не сделали бы чего-то. Наконец, мы являемся тем, что мы есть, только благодаря тому, что в прошлом мы сделали то или другое «правильно» или «неправильно».

SR: У всего коллектива общая любовь к Accept. Думаю, вас можно смело отнести по стилистике к Accept и W.A.S.P. Это энергичный, напористый рок-н-ролл — музыка настоящих мужчин. Почему именно этот стиль вам близок?
SL: (смеется) Мне действительно нравится это выражение — для «настоящих мужчин».

Как ни странно, я должен сказать, что дома мы слушаем разную по стилю музыку и у нас в группе самые разные вкусы. Это как хорошая еда — ингредиенты создают меню. То же самое и с UNREST. Каждый из нас вкладывает в работу часть себя, и в результате рождается музыка, которую вы потом слушаете. Но несомненно, нам нравятся такие группы как W.A.S.P. или ACCEPT/ UDO, а также DIO, Judas Priest, Sinner и некоторые другие. Но если вы думаете, что мы круглые сутки слушаем такую музыку, то вы ошибаетесь. Что касается меня — я фактически уже более года как не покупал ни одного CD и, похоже, у других ребят то же самое. Мы делаем музыку, не оглядываясь на другие группы и не подпитываясь идеями из других альбомов. У Клауса, например, дома лишь около 20 CD, а я с большим удовольствием слушаю наш альбом «Cold Steel Whisper». Это просто супер, когда ваша любимая музыка сделана вами самими (смеется).

Я на самом деле думаю, что мы нашли свой собственный стиль, истинный UNREST Heavy Metal. Самое интересное, между прочим, что есть группы в Германии, Италии, а также в Испании, которые включили наши песни в свою программу. Когда об этом узнаешь, это заставляет задуматься.

Unrest

SR: UDO своем интервью нам сказал, что металл никогда не будет иметь большую популярность, чем в 80х, но эта музыка никогда не умрет. Вы также думаете или иначе?
SL: Хэви-метал присутствует везде. Вы можете найти группы в стиле хэви-метал повсеместно — в чартах и в передачах на ТВ. Естественно, это такой же жанр, как и джаз, рок, поп или классика. В конечном счете, это довольно стабильная область. Хэви-метал всегда будет существовать. Для UDO немного осложняет дело тот факт, что у него был действительно большой успех с ACCEPT, а такой уровень успеха не может удерживаться долго, именно потому, что продается все меньше и меньше музыки (легально). Музыкальный рынок разительно изменился из-за Интернета и MP3-плееров. Тем не менее, UDO вошел в историю музыки вместе с ACCEPT, так же, как и с UDO, и для меня он остался одим из моих кумиров.

SR: А в чем коренное отличие в музыкальном мире 80х годов и сегодняшним днем на ваш взгляд?
SL: Как я уже говорил, музыка больше не продается, а крадется! Это звучит жестко или даже алчно, но в действительности это только так кажется: чтобы выпустить альбом, нужно много денег, и не важно, кто несет расходы, мы как группа (из наших личных денег, которые мы заработали) или звукозаписывающая компания. Например, затраты на выпуск альбома составляют 10 000 евро. Группа или исполнитель работают больше года над песней и постановкой. А затем, через три дня после выпуска CD, каждый может загрузить весь альбом из Интернета! И что происходит? Исполнители (особенно новички или небольшие группы) и звукозаписывающая компания не получают прибылей, которые покрыли бы понесенные ими расходы, и так вы ни разу больше не услышите об артисте. Видите ли, это другая сторона медали, но никто не хочет ни слышать, ни думать об этом.

SR: Клаус (гитарист группы) шутит, когда говорит, что попал в Unrest потому что не было места в церковном хоре. А если серьезно, для вас хеви-метал — это любимая музыка, или вера, стиль жизни?
SL: Я буду краток: музыка — это такая же часть нас, как и группа — постоянное составляющее нашей жизни. Я не могу себе представить, как бы я мог жить без UNREST и без нашей музыки. Однако это не религия или стиль жизни.

SR: Так давно не было альбомов — с чем связан перерыв?
SL: Мы никогда раньше не торопились с работой. Но причина состоит в том, что мы просто нуждаемся в творческой паузе. В определенный момент мы подошли к такому этапу нашей жизни, что просто нуждаемся в «перерыве», чтобы все обдумать и уладить все вопросы — как в нашей жизни, так и в группе. Мы должны поставить перед собой новые задачи и цели. Такой период для размышления нам очень помог, хотя и пришлось решать много проблем. Сейчас мы снова в строю, с массой новых сил, и поэтому наш новый альбом не без основания носит название «Back To The Roots» («Назад к истокам»). Название — это программа.

SR: В одном из интервью ты говорил, что тексты песен для вас не так важны. Но тем не менее, многие тексты песен мрачные. Это дань стилю, или мировосприятие? Что сейчас изменилось в твоем мировосприятии со времени выхода последнего альбома?
SL: Оп-па, в таком случае это вопрос ко мне.

Я пишу тексты в соответствии с тем, что и как я чувствую в тот момент. На самом деле я ни разу раньше не думал о том, почему они потом всегда звучат так мрачно (смеется). Вообще-то, я не хочу вкладывать в них какой-либо особый смысл. Текст должен всегда соответствовать названию песни, и даже если есть какие-то клише, то это нормально. Я люблю клише. Когда мы говорим, что тексты песен не так уж важны, то это только потому, что есть много случаев (с другими артистами), когда фанаты представляют себе бог весть что, и часто это заканчивается трагически. Только представьте себе, что я напишу такое: «Пусти себе пулю в голову, потому что жизнь кошмарна» просто потому, что у меня поганое настроение, или потому, что это соответствует музыке. А какой-то несчастный именно так и поступит!

Нет, я такого не хочу и сразу всем говорю: «Эй, ребята, не воспринимайте стихи (и нас тоже) чересчур серьезно, они должны лишь приносить удовольствие и, может быть, побудить вас самих подумать о чем-нибудь — и больше ничего!».
Это просто песни, которые мы написали в определенное время, будучи в особом настроении. Это не религия; мы тоже не всегда знаем, какой путь правильный. Это одна из причин, по которой мы не печатаем тексты наших песен в буклетах.

SR: Если позволишь, продолжу предыдущий вопрос. Для тебя большую роль играет музыкальная составляющая песен. Каков твой подход к нововведениям в собственной музыке? — это поиск нового звука, новых аранжировок, над чем ты работаешь в первую очередь, расскажи.
SL: Ничего из всего вышесказанного! Мы просто пишем песни и потом гадаем, насколько хорошо или плохо их примут. В новом альбоме на переднем плане — просто веселье, развлечение. Как музыкант, вы осознаете, что нужно этой песне. И если песня все еще крутится в голове, после сотни прослушиваний и проигрываний, то значит, это хорошая песня, и она пойдет в альбом. Музыка должна нам нравиться, тогда поклонники тоже полюбят ее. Довольно просто, в принципе.

SR: Расскажи о новом диске, который готовится к выходу в этом году. Это будет альбом в классическом стиле Unrest или будет что-то новое?
SL: Нет, не ждите чего-то абсолютно нового. В настоящий момент каждый альбом UNREST имеет свой собственный цельный стиль, а также свою собственную атмосферу. То же и с новым альбомом. По нашему мнению, важно то, как создается хорошее произведение, и, надо сказать, абсолютно без каких-либо технических расходов. В случае «Bloody Voodoo Night» мы создали «совершенно студийный альбом», где было задействовано много технических средств. Для нового альбома (Back To The Roots) мы выбрали Фолькера Зиденбурга (Volker Siedenburg) в качестве продюсера — с ним мы делали свои первые шаги в музыке в 1988 году. К тому же мы использовали усилители и громкоговорители, что отчасти относится к 60-м годам. Тем самым мы создали звучание, которое звучит дьявольски жестко и напряженно. Сейчас почти каждая группа работает с самой превосходной техникой и с самыми современными звуками и сэмплами. Мы делаем это совершенно по-другому. В нашей текущей постановке каждый инструмент сам по себе звучит исключительно; таким образом, можно записать сразу целую вещь, и получится реальное супер-звучание, альбом будет звучать ярко и мощно. Звучит легко, но сделать трудно.

Подождите немного, и мы вам сорвем башку с плеч! (смеется).

SR: Вопрос к Sönke — у тебя действительно около 20 змей дома? Расскажи поподробнее, какие там породы, и почему именно змеи выбраны тобой на роль домашних животных?
SL: В настоящее время у меня только 7 змей дома, большинство из них — крысиные змеи. Я просто влюблен в этих животных, и мне нравится наблюдать, как они ползают вечером вокруг своего аквариума. Это чрезвычайно успокаивает. Кроме того, я их развожу, и это есть нечто очень интересное, это для меня — занятия наукой. Но что меня приводит в восторг в змеях, так это то, что они не признают компромиссов. Наверное, звучит жестоко для добрых душ, но если вы однажды увидите, как змея преследует свою добычу, вы поймете, что я имею в виду.

SR: Российские металл-группы репетируют в основном в подвалах. Расскажи о вашей репетиционной базе пожалуйста.
SL: В точности, как и вы в России. Помещения, где мы репетируем, относятся к бомбоубежищу второй мировой войны. Интересно, что кроме того, оно находится на территории закрытой верфи. Видите, повсюду одно и тоже.

SR: Судя по вашим концертным видео, вы заводите зал с пол-оборота. Кто сегодня поклонники Unrest?
SL: Возраст наших поклонников — от 13 до 50 лет. За все это время мы дали очень много концертов и могли справляться с большим количеством фанатов, которые увлекались нами и нашей музыкой. И, по счастливой случайности, эти фанаты настолько верны, настолько лояльны, что они даже проходили сотни миль только для того, чтобы повеселиться вместе с нами. ДА, я думаю, что эти люди получат свою порцию веселья!

SR: Выступали со многими известными — с кем наиболее комфортно работать? С кем труднее всего?
SL: Легче всего было работать с Мэтом Синнером (Mat Sinner) (Primal Fear) и его командой. Эти ребята — очень приятные и хорошие люди, с ними мы гастролировали уже дважды. Что касается меня, то я думаю, что Мэт очень приятный парень, и я не испытываю к нему зависти из-за его успеха, который пришел к нему после всех этих тяжелых лет. Потом есть DIO, конечно! Искренний, приятный человек, без всяких вывертов. Впечатляющий! И в заключение, но не последнюю очередь — W.A.S.P. DIO и W.A.S.P. являются моими личными кумирами, гораздо в большей степени, нежели ACCEPT. Можете себе представить, как классно быть вместе с этими людьми.

Но есть также много других, не так хорошо известных групп, с которыми мы поддерживаем теплые отношения. Wolfen из Кельна, например. Найдите время и послушайте их музыку.

SR: Вы сами из Бремена. Что из себя представляет металл сцена Севера Германии?
SL: Я полагаю, примерно такая же, как и везде.. Есть очень профессиональные группы, которые серьезно работают над собой. К тому же есть группы, которые по большей части своей известны не благодаря своей музыке, а только потому, что они постоянно дерут глотки. Да везде то же самое!

Unrest

SR: Традиционный для Специального радио вопрос — ваши пожелания молодым музыкантам.
SL: Устроиться на работу и заняться чем-то приличным!!! (смеется)

Если серьезно, я думаю, что не должен давать советов тем, у кого есть хорошие шансы стать известными на музыкальной сцене, потому что они найдут и свой стиль, и свою аудиторию. Если у вас есть талант, вы работаете усердно и сохраняете постоянную веру в себя и свои возможности, тогда вы преуспеете. Вы должны лишь верить в себя. Ни одна компания звукозаписи и ни один менеджер не способны компенсировать отсутствие таланта и способностей. С другой стороны, плохая компания звукозаписи не может помешать по-настоящему хорошей группе, так как в итоге поклонники сами решают, что им слушать. Вы должны лишь уметь передавать вашу музыку все большему количеству людей, а это работает только тогда, когда от концерта к концерту и от CD к CD вы заражаете их энтузиазмом. Все другие желающие стать рок-звездами исчезнут сами собой в течение нескольких лет

А еще я хочу сказать спасибо! всем поклонникам, которые с верностью поддерживали нас на протяжении этих лет и очень надеюсь, что однажды мы получим возможность зажечь атмосферу и в России. Мы действительно мечтаем посетить вашу страну и почувствовать на себе ваш рок!

Большое спасибо и наилучшие пожелания всем любителям металла!

Зенке Лау (UNREST)

Декабрь 2005

—————————

Читать другие интервью >>>

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.