rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Yellow Blue Bus

Конкурс «Specialradio-17» — 3 место марта 2017 года

Дмитрий Карамазов

Артем был твердо убежден, что чтобы его рок-группа стала успешной и популярной, нужно петь на английском языке.

-А как же Rammstein? — спросил его приятель-гитарист.

-Ну, Rammstein – это исключение, — продолжал настаивать Артем. Вот кого еще ты знаешь из немецких групп?

-Scorpions, — неуверенно включился в разговор барабанщик.

-Они на английском, — с ухмылкой отрезал Артем.

Спустя пару минут поисков в интернете басист вдруг сказал:

-Сейчас очень популярна латиноамериканская музыка. На тубе каждый второй ролик под миллиарды собирает. И это испанский.

Артем отмахнулся рукой:

-Испанский все равно не перегонит английский. Но и это, не забывайте, что у них население больше, и весь континент говорит на испанском.

-Ну, а… — опять попытался вставить свое слово барабанщик.

-Парни, я вам дело говорю, — перебил его Артем. — В Европе, да какой там — даже в России уже мало кто поет на своем языке! Мы просто не сможем выйти на мировую сцену, если будем петь на русском, понимаете?

Гитарист неодобрительно покачал головой:

-Ты думаешь, что настолько хорошо знаешь английский?

-Не как американцы, но вполне знаю. К тому же, есть интернет.

-А ты не думаешь, что мы окажемся идиотами?

-В смысле?

-Ну, грамматика, понимаешь? Всякие языковые тонкости. Это кажется, что легко.

-Блин, парни, мы же рок делаем. Текст – это не главное. Главное, чтобы звучало! Русский не звучит так, как английский. Люди просто не будут слушать это! Улавливаете?

-То есть ты хочешь сказать, что в той же Америке так мало крутых ребят, что они будут слушать иностранцев с ломанным акцентом?

-Почему с ломанным? Акцент в музыке как раз круто иметь.

-Допустим, но что с текстами-то делать?

-Да что делать-то? Хочешь сказать, что у AC/DC или современных альтернативщиков тексты сложные? Куча онлайн-переводчиков в нэте есть. Ну, а дальше работа с вокалом.

-Не знаю, чувак, как-то это не круто все. Мы как попсовые группы какие-то будем. Мы же вроде как историю собирались творить, ведь так?

-Поэтому нам и надо перейти на инглиш!

-То есть мы типа в мейнстрим сами лезем, а не создаем его. Это как-то я не знаю, ну не круто в общем. Как-будто мы просто копируем… не знаю, уподобляемся кому-то.

-Scorpions тоже уподоблялись кому-то? Они ведь немцы. А пели на инглише.

Гитарист замолчал.

-Мы все будем делать по-своему, только на другом языке! Вот и все! – воскликнул Артем.

Спустя некоторое время Артем наконец одержал победу в споре, и его группа принялась переделывать их единственную, но потенциально удачную песню для предстоящего рок-фестиваля. Это событие должно было стать официальным началом их карьеры. Регламент мероприятия гласил, что лучшие представители среди каждых жанров смогут заключить контракт с крупными российскими и зарубежными лейблами.

Настал долгожданный день фестиваля. Группа ждала своей очереди за кулисами.

-Ну что, все готовы? – спросил Артем.

-Да! – сказали басист и барабанщик.

-Думаешь, выиграем? – гитариста никак не отпускали сомнения.

-Да я почти уверен в принципе, — предвкушая победу, сказал Артем. — Тут от силы две группы более или менее годно звучат.

-Ты про тех, что с разноцветными волосами?

-Ага.

-А вторые кто?

-У которых гитары типа сломанные.

-А, ну да. Они норм.

-Но обе на русском. Так что американский лейбл наш, парни!

Неожиданно ведущий объявил на сцене: «А теперь встречайте последних на сегодня монстров современного рока – Yellow Blue Bus!»

-Наша очередь парни, погнали!

-Ну, посмотрим.

Когда их группа вышла на сцену, публика почему-то глупо улыбалась, а кто-то даже смеялся. Артем немного растерялся, но роль лидера не позволяла ему напускать панику на свою группу.

-Ну что, покажем им?

-Погнали!

Пока Yellow Blue Bus исполняли свою лучшую композицию, аудитория как-то по странному реагировала на их выступление. Кто-то очень неодобрительно качал головой, кто-то хохотал, а кто-то просто стоял в недоумении.

What can I do?

(will ya?! will ya?!)

-На каком языке они вообще поют? – кто-то спросил в толпе.

-Не знаю, вроде на русском. Непонятно только о чем. «Водку найду, вылью»?. Совсем молодежь одурела современная. Это еще ладно. Так много матерились в куплете, ужас просто. Хотя музыка вроде хорошая, даже обидно немного.

-Ага, и название какое-то глупое для рок-команды.

-А какое у них название-то? Я что-то прослушал.

-Что-то типа «Я люблю вас», что ли.

Blue water… I’m a pale man…

-Какая еще блювота… пельмени? Что они вообще несут?..

Подобные вопросы звучали практически по всей аудитории. Когда группа закончила свое исполнение, они скромно вернулись за кулисы и стали обсуждать прошедшее выступление.

-Что-то как-то вяло они отреагировали… Я думал, что у нас крутой риф… — раздосадовано сказал гитарист.

-Да и Тёма вроде нормально вообще сегодня вокалом тащил, — добавил барабанщик.

-Ладно, не они же решают, с кем лейблы подпишут контракт, — пытался подбодрить ребят Артем, — давайте подождем судейских решений…

После церемонии группа уходила с фестиваля ужасно подавленной. Они даже не оказались в числе финалистов.

-Не понимаю, чем эти кретины были лучше нас…

-Эй, это вы — Я люблю вас? — спросил высокий мужчина, шедший в их сторону.

-Эм, да, только мы «Yellow Blue Bus», — уныло поправил его Артем.

-Это что?

-В переводе с английского — желто-голубой автобус.

-А! Из Украины что ли?

-Нет, — ответили музыканты хором, переглянувшись.

-А почему цвета такие?

-Звучит просто, вот и выбрали.

-Понятно… А на каком языке вы тогда поете-то?

-На английском.

-Как это на английском? – изумленно спросил мужчина.

Музыканты опять озадаченно переглянулись.

-Вот так, — сказал Артем. – Вот, смотрите, у нас даже слова песни с собой есть.

Артем достал свой смартфон и открыл файл с текстом. Мужчина долго вчитывался в текст, а потом вдруг резко засмеялся.

-Ребята, я, конечно, не силен в английском, но вам не кажется, что очень многие слова из ваших песен напоминают русские? Причем большинство из них похожи на наш замечательный русский мат.

-Где это?

-Ну, вот, например, прочтите вот эти слова — «peace ‘n’ death». С вашим русским акцентом кажется так, что вы просто материтесь по-русски, — смеялся мужчина. – И так всю песню. А я все стоял и думал, чего они такое говорят – иногда совсем непонятно, иногда понятно, но какая-то бессмыслица, а иногда просто матерятся. Думал, авангард что ли какой.

Музыканты уставились на своего вокалиста.

-А вы кто такой? – резко спросил Артем мужчину.

-Я член жюри. С российской стороны. А вообще, у вас очень хорошая музыка, ребят, но вот текст сильно подкачал. Так бы, может, и выиграли.

Музыканты продолжали недовольно смотреть на Артема. В это время к ним подошла какая-то группа людей. Один из них очень бегло говорил на английском.

-Вы — Yellow Blue Bus? – спросил стоящий рядом с ним человек.

-Да, а вы кто? – спросил Артем.

-Я? Ну, я… я переводчик, а это агент одного из американских лейблов, — быстро представил он англоговорящего незнакомца, который начал что-то ему говорить.

-Мистер Адамс говорит, что у вас отличная музыка, но текст ужасный. Вам следует петь на русском или хорошенько поработать над английским. И еще, — замялся он, — никогда не используете выражение «I feel myself».

-Почему это? – из последних сил защищался Артем.

-Просто посмотрите в словаре.

-Черт с ним со словарем, если у нас такая хорошая музыка! Почему нас никто не взял?! – ворвался в разговор гитарист.

-Извините, молодежь, — вновь вступил в разговор представитель российских жюри, — но оценки выставлялись отдельно за текст и музыку, и уже потом суммировались. За музыку у вас, кажется, был самый высокий бал, а вот за текст вы получили 0.

Артем в недоумении смотрел на уставившихся на него людей.

-А вообще, почему вы решили петь на английском, если так плохо знаете язык? Вас в итоге не мы, не иностранные жюри не поняли.

-Да просто кое-кто решил, что «мы не выйдем на мировую сцену» с русским языком, — злобно сказал гитарист, пнув сзади Артема.

-Почему не выйдете? Тут много, кто пел на русском и получил возможность подписать контракт с крупными иностранными лейблами. Очень жаль, что так все получилось, что тут сказать…

-Ну, что тут сказать, — яростно уставился гитарист на вокалиста их группы, — «peace ‘n’ death», да, Артем?

 

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.