rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

2006 ноябрь — 3 место — «Лучший юмористический рассказ» — Встреча

3 место «Лучший юмористический рассказ»

Встреча

Некто господин С., молодой человек лет двадцати пяти – двадцати семи, оказался в этом провинциальном южном городе впервые. Кареглазый, высокий, стройный, он был одет в чрезвычайно элегантный костюм черного цвета, белую рубашку с темным, в тон, галстуком. Голову его венчала серая широкополая велюровая шляпа. В левой руке господин С. держал хорошей кожи темно-коричневый кейс.
Сойдя с трамвая у рынка, он услышал серебряный звон колоколов, на который, похоже, никто, кроме него, не обратил внимания. Впрочем, как и на массивный собор с невыразительной белой колокольней, с которой и слетало отрезвляющее «бомм, бооомм…» Мимо господина С., перепрыгивая и перешагивая через натекшие из машин с карпами-толстолобиками «рыбьи» лужи и сытно пообедавших бомжей, спешил народ. Господин С. хотел было обратиться к старушке, скромно пристроившейся с зелеными сливами к рельсам трамвайного кольца, как рядом истошно закричала тощая рыжеволосая женщина:
          — Покупайте программку! Все каналы! Заканчивается! За-кан-чи-вает-ся!
          Следом как-будто тот же голос, но изменив октаву, пробасил:
          — Суперсредство! От муравьев и тараканов! Кто страдает? Недорого!
Но это уже большегрудая цыганка зазывала покупателей, не вынимая изо рта дымящуюся сигарету. Господин С., держа кейс как оружие, стал пробираться через плотные ряды громкоголосых реализаторов, торговавших колбасой, ванилином, конфетами на палочках.
За свободными коробейниками он обнаружил сизоносую блондинку, скучавшую рядом с упаковками с минеральной водой.
          — Можно бутылочку?
          — Хоть десять! Деньги вперед.
          — А не подскажете ли, где остановка 51-го автобуса?
          — За моим задом.
          — Хм… Благодарю.
Под покатым навесом остановки мирно беседовали бабушки. Лавочки были сломаны, но от пластиковых сидений осталось немало добротных «пеньков», которые и служили сидениями старушкам. Рядом с навесом обмахивали себя носовыми платками женщины помоложе, охраняя собственные, нагруженные доверху, сумки. Вокруг было грязновато и пахло огурцами.
Лето еще не впустило подошедшую по календарю осень: надсадно светило тяжелое золотое солнце, и сиреневатый дым, обволакивавший загорелых курильщиков, уходил под жгучими лучами строго вверх. Ожидающие мужчины затягивались как обреченные и с тоской поглядывали на часы.
Тени все равно нигде не было, и господин С. выбрал место с обратной стороны навеса, почти сплошь оклеенной объявлениями. Он прочитал некоторые.
          «Продаю породистых сук»
          «Если вы не знаете, как сделать миллион — мы вам поможем!»
          «Союз Возрождения не может больше терпеть пособничества правым силам олигархами. Присоединяйтесь к нашему протесту! Сбор подписей в парке им. Горького, у памятника Ленину».
          «За валюту играю на гитаре».
          «За приличное вознаграждение развеселю любую свадьбу».
Господин С. поглядывал сквозь стеклянные просветы — между наклеенными листками — и чувствовал, что может заснуть как конь — стоя. Жизнь замерла. Подошел какой-то автобус без опознавательных знаков и, не открывая дверей, уехал.
Из-под шляпы господина С. потекли тонкие струйки пота. Он снял головной убор, отер лоб и виски мягким носовым платком, и спросил у коротко остриженного бледнолицего юноши:
          — Не знаете, когда будет транспорт?
          — Да мать его, а…о…у…ы! – выразительно высказал тот свое предположение. – А сколько натикало?
          — Без двадцати пять.
          — А, мать, сулико, а…ю…я!
Господин С. ничем больше интересоваться не стал. Когда в четверть шестого подкатил автобус с номером 51 за стеклом, он встретил его в некоторой прострации. Пассажиры наоборот – ринулись в салон с таким азартом, что он покачнулся от воздушной волны. Тем не менее ему удалось устроиться на подножке. И лишь кейс не входил , потому что между телами не образовалось ни одной щели.
          — Ты бы, гы-гы, выбросил его, мужик, все равно дверями поломает! – услышал он откуда-то сверху сиплый говорок. – А может дите посодишь на облучок? И правда, на солнцепеке остался мальчик лет десяти, невесело поглядывавший на накренившийся к бордюру автобус.
В динамике прошипело:
          — Ну, ты, чемодан, долго будешь у меня на хвосте висеть? Может, отрыгнешь, все равно девятым номером едем!
          — Как девятым? – взревела толпа.
          — Да так, — снова зашепелявил динамик, — по щучьему указу!
Тела начали активно выпадать на горячий асфальт. Прошло еще минут десять….Ожидание казалось нескончаемым. Невдалеке бочком остановилась еще одна желтая машина с 51-м номером. Бесформенная людская масса заволновалась. И по ее страшным глазам господин С. понял, что она готова разнести на куски подозрительно ведущий себя, к тому же еще обшарпанный и без фар, автобус. Но водитель, почуяв опасность, быстро сменил табличку на гласившую «В гараж» и нажал на газ.
Спустя полчаса появился, словно мираж, пустой 51-й. Как ни удивительно, но в него поместились все. Через мгновение автобус тронулся. Молча ехали недолго. Не хватало кислорода и господин С. попытался открыть форточку.
          — Что ты как придурок локоть выставляешь? – спокойно сказал ему за спиной сочный женский голос, — закрыто окно, наглухо.
Господин С. осторожно вернул руку обратно. Пот стекал с него градом, не позволяя даже приоткрыть глаза. Зато из-за сомкнутости тел можно было не держаться за поручень.
Щелкнул динамик:
          — Уважаемые пассажиры! – певуче, с грассирующим «р», протянул водитель. – В салоне работает кондуктор! Приготовьте, пожалуйста, оплату!
От проникновенной просьбы господин С. неожиданно расцвел в улыбке и подумал:
«Как же он будет работать?»
Но это оказалось делом нехитрым. Наклоняя пассажиров влево и вправо, кто-то начал двигаться по салону, выкрикивая:
          — Оплачивайте! Платите, говорю! Удостоверения показывайте, проездные тоже! А вы почему не платите, денег нет? Или совесть потеряли?
Кто-то откликнулся:
          — Да пошла ты!
          — Что!? Ах ты скотина! Будешь платить? Плати, я тебе говорю, гад!
Видимо, кондуктору опять попытались возразить, потому что дальше в пулеметном темпе последовал целый манифест:
          — Я тебе сказала, не тявкай, а деньги давай! Козел! Что!? В морду хочешь? Давай выйдем! Сопля! Нервы мне тут мотает, гонит! Жене своей пилюли выдавай на ночь, чтоб не пыхтела! Пассажиры, платите, иначе остановлю автобус, прожаримся как следует! Сережа, тормози! Ханурики!
Автобус остановился и, наконец, господин С. увидел автора впечатляющего монолога. Это была костлявая некрасивая девушка лет шестнадцати-семнадцати, несколько замызганная, — вероятно от изнурительной работы, но еще не совсем уставшая от жизни.
          — Ну чё, — сказала она, оказавшись перед ним, — мне самой к тебе в карман залезть или так дашь?
Господин С. изменился в лице и как можно мягче произнес:
          — Девушка, пожалуйста, будьте вежливее и добрее, иначе вас никто не полюбит! Никогда в жизни!
          — Ты глянь на него, — искренне удивилась кондуктор, — пупса! Демократ сонный! Да я тебя сейчас!.. Ну подожди!.. Сережа!
Автобус остановился. Как из под земли вырос черноволосый парень в оранжевой футболке:
          — Вот этот?
Его мускулистая рука уже было потянулась к господину С., но резко остановилась.
          — Севастьяныч! – ошеломленно прокартавил парень.
          — Привет, кореш! – отозвался господин С.
Водитель, оцепенев на полсекунды , заорал радостно:
          — Ну, приехал! Аааа! Наконец-то, мы, погранцы, встретились! Урааа! Погодь, я в один момент!
Он ринулся обратно и уже из кабины звонко и четко продекламировал в микрофон:
          — Автобус дальше не пой-дет! Выходите, граждане!
Публика заволновалась.
          — Это что ж такое, довези хотя бы до конечной! – раздались трубные голоса.
Динамик выплеснул:
          — До остановки пять шагов. Сломались мы, выходите!
          — Не выйдем!
          — Севастьяныч! – прогремел динамик, – я тя вытащу, а они тут пусть хоть солятся! Дайте человеку дорогу!
И снова оказавшись у выхода, водитель радостно затараторил:
          — Ну как же не сообщил, а? Я б тебя встретил на этом же «мерседесе»! Только пустом! Столько лет собирался! Слышь, Светка, мы границу вместе держали на замке! И я звал, звал, думал, уже не приедет, а он в мой автобус тихонечко сел, ну надо же! Письмо получил, что приедешь, да не верил, не верил! Пассажиры, — переменил он тон, — друг приехал, а вы как нелюди!
Ему незамедлительно ответили:
          — Да у вас каждый день по другу, вообще не работаете!
          — Судари и сударыни, не волнуйтесь, это временно! Дождитесь следующей машины! Севастьяныч, ну ты выглядишь… супер!
          — Да ты мне столько рассказывал про свой город-папу, что я решил в грязь лицом не ударить…
          — Ладно, поедем, братишка, — тут недалеко мой дом, — за поворотом.
И оставив на разбитой, в рытвинах, дороге недовольных пассажиров, автобус, весело урча, растаял в клубах пыли.

Владимир Август

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.