rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

SZIGET-2007

ОТЧЕТЫ С КОНЦЕРТОВ >> SZIGET ОТЧЕТЫ С КОНЦЕРТОВ

SZIGET похож на большую дискотеку, периодически сваливающуюся в этно-дискотеку.


зритель SZIGET-2007 Большой остров, на нем четыре основных сцены, одна из которых World Music; другая, самая главная — MAIN Stage, с экранами и мощным светом; еще одна — с громким звуком и в ангаре WAN2; ну и для любителей металла — HAMMERWORLD сцена, где звучит трэш, хард, хардкор, хэви и т.п. Вот Napalm Death на ней выступал, в частности. Еще есть электронные площадки с диджеями и дискотеками и пр. Есть куча мала средних и маленьких сцен, на которых играют блюз, джаз, рок, фолк-рок, афро, цыганщину, что-то рассказывают, презентуют гей-журналы и т.п.
Еще есть театральный шатер и эмбиентный, но мы туда так и не дошли.

Это огромный город, в котором есть все (ну, или почти все) — любая музыка, которую ты захочешь, просто одной очень много, другой — очень мало. Впрочем, почти все должно быть жизнерадостно — дарк-фолк или жесткий панк практически не представлены. А вот чем танцевальней — тем лучше.

В принципе, это понятно — народ хочет скакать и объединяться в прыгающем порыве. Те, кто совсем не укладывается в эту схему, особого успеха не имеют. Мировая звезда world music Mari Boine собрала перед сценой меньше народу, чем группа «Ленинград», а когда Мари уходила со сцены, народ не визжал и не кричал исступленно, пытаясь остановить ее и выпросить хотя бы еще одну песню. Под песни Мари Боне плясать почти невозможно. Сама она, прекрасно понимая ситуацию, объявила после нескольких композиций, что плясок не будет, а те, кто желают танцевать, могут пройти на другую сцену. Красивейший сет Боне закончился абсолютно без ажиотажа и попыток вызвать знаменитую норвежку «на бис».


Mari Boine На главной сцене, основной мотив — «Где же ваши руки?!». Опять же, как иначе общаться с огромной толпой? Лучше всего игры в «давай попрыгаем» и «давай похлопаем» удаются Pink. У нее как-то получалось все это абсолютно естественно и весело — и выход на авансцену и театральные гримаски и общение с публикой. Главная сцена — испытание для группы. Без яркого шоу, яркого сценического образа, без постоянного драйва и умения развести народ на пляски — делать тут нечего.

В первый день на главной сцене наблюдали Nitzer Ebb, смотревшихся крайне неубедительно. Ну, скачут по сцене, при ярком свете дня, двое мужиков в черном, туда-сюда бегают и руками машут. На заднем плане стоит блондинка в черном и молотит по барабанам. Блондинка красивая, а на парней смотреть скучно, да и музыка однообразная донельзя. Три песни я послушала и сломалась… Весь пафос группы, при солнечном свете, без впечатляющего шоу куда-то пропадает, съедается огромной сценой, пространство которой практически не осилить. А вот яркий Manu Chao воспринимался публикой «на ура», хотя программа звучала как одна большая композиция. Впрочем, я тоже утомилась после нескольких одинаковых песен и ушла бродить по острову в поисках неожиданного…

На главной сцене наблюдали Nine Inch Nails с потрясающе красивым шоу. Товарищи наши, ходившие на эту же программу в Москве и Санкт-Петербурге, утверждают, что в зале шоу смотрелось еще более прекрасно, нежели на открытой площадке. Фантастически красиво было, когда перед группой опустилась решетка, ну а когда музыканты за ноутбуками оказались в ярких зеленых столбах света, стало уже совсем фантасмагорично. В финале, когда из электронной феерии света и звука, коллектив снова вырулил на рок, я почувствовала себя немного обманутой. Ну как же? Было так удивительно, а вернулись к «нашим баранам».

Коротко стриженная Sinead O’Connor, в джинсах и какой-то курточке, издали была похожа на Умку. Вроде как беременная (не Умка, а Шин). Звучит все несколько тускло, ирландские мотивы оживили, разумеется, ирландскую же тусовку в килтах и с национальными флагами. А я пошла на другую сцену, а ведь в молодости слушала Шиннед с превеликим удовольствием…

Англичане Maddness — забавно выглядят дядьки, такие плотненькие, с невозмутимыми лицами, в серых классических костюмах, играют и пляшут. Мне почему-то упорно вспоминался сериал про Дживса-Вустера, вот Вустер мог бы быть фронтменом в этой группе. Абсолютно не мое, но выглядит приятно глазу. Народ отчаянно радовался и плясал.

Американцы The Killers — вообще не поняла, что называется. По мне, так оно звучало как рок семидесятых, плюс еще светящаяся сцена с надписью Welcome.


барабанщицы Gocoo Одним словом, главная сцена, к счастью, огромного впечатления не произвела. К счастью, потому как смотреть и слушать там было менее удобно — подойдешь ближе к сцене, так басы лупят так, что гортань дрожит, отойдешь, уже можно наслаждаться только видом на экранах.

То ли дело, World сцена. Там мы могли стоять напротив Цезарии Эвора, совсем рядом, нас отделяло от нее лишь несколько метров, где прогуливались охранники, да мониторная линия на сцене. Там сцена была не столь высокой и, облокотившись на перильца заграждения, можно было, не задирая голову, смотреть в глаза прекрасной Мари Боне. Там было хорошо. Собственно, когда мы решали, ехать или нет на Сигет, основным аргументом были заявленные концерты на Wоrld сцене.

В первый же день впечатлили японские барабанщицы Gocoo, разбавленные немного японскими барабанщиками.

Девушки лупят по барабанам от плеча, периодически замирая в эдаких анимешно-каратэковских позициях, с занесенными над головой толстыми палками. Центральная барабанщица стучит по нескольким барабанам, ну просто как ударник группы ГУНЕШ. Периодически девицы издают резкие взвизги. Хорошо и как шоу (смотреть) и четко сыграно (слушать) и тем, что ритмы вызывают в душе какие-то странные катаклизмы (чувствовать) — то есть, оно реально действует и бьет по сердцу, а не просто вот, барышни, приятные глазу. Посередине выступления, вышел японец, который умудрялся одновременно играть на диджерриду, бить по барабанам руками и что-то притоптывать ногами. Потом, он же, наигрывал на флейте какие-то сентиментальные мелодии, придававшие барабанному шоу нежно пронзительный оттенок, это когда флейту было слышно…

В разные дни фигурировало какое-то количество рэгге-хип-хопообразной музыки — довольно однообразной, зато народ скакал — кажется, что любимая тема у гостей Сигета — это реггей. Много было тусовщиков с дредами со всего мира.

Gocoo Перед Мари Боне выступала венгерская фолк группа Szajrol Szajra с очень хорошо поющими тремя барышнями. Барышни тянули многоголосие и были невероятно милы в своем смущении, казалось, что это у них концерт в родном клубе, где неуместно выдавать пафос, а надо просто хорошо спеть. Varttina финская, которую мне все рекомендовали послушать, огромнейшего впечатления не произвела. То есть, трио девушек поет хорошо, что играла группа я так толком и не расслышала, но то, что мне это дело рекомендовали как такой своеобразный фолк-металл, меня совсем уж подивило. Мы наблюдали аккордеон, контрабас, довольно мягкое сопровождение — то есть, на фолк-металл это было похоже мало.

Группа «Ленинград», выступавшая на этой же World сцене, вызвала некоторое недоумение. Конечно, возможно рассматривать Шнура, как создателя городского фольклора… Хотя под «Ленинград» удобно плясать, да и выглядят они развесело. По краю сцены ходил — складывая и раскладывая стул, Стас Борецкий в красном пиджаке. Музыканты скакали и матерились. Народ радовался, а мне было грустно — странное впечатление могло сложиться о русской World сцене у слушателей СИГЕТа. Инна Желанная, Ва-Та-Га — ладно, они не развлекательные, но мне лично было бы более приятно видеть ту же самую Пелагею, как представителя России, тем паче, что девушка она симпатичная и песен зажигательных у нее много.


Rachid Taha Алжирец Rachid Taha, переместившийся во Францию, выдавал нетрезвый драйв и грязноватую сексуальность. Обрюзгший красавчик, вертящий языком, восточные соблазнения публики в стиле арабских торговцев. Частично музыка шла с «минусовки», что и хорошо, потому как, то басист предпочитал помахать руками, нежели играть, то Таха ронял микрофон, то еще какой казус… Зато шоу получилось забавное. На следующий день, я наблюдала басиста Рашида Таха в будапештских терма, где он, сидя в ванне, в окружении двух блондинок с браслетами PRESSA лениво вещал что-то со скоростью слово в минуту. Блондинки внимали. Cesaria Evora — утиная походочка, ее выводят на сцену под локоток, а через несколько песен Цезария оживляется, глаза приобретают хитроватый блеск, улыбка довольная на лице. Еще через несколько песен, Эвора садится за накрытый белой скатертью столик, за которым пьет вино и с явным удовольствием выкуривает сигарету.


Cesaria Evora smokes&listen

Музыканты, в это время, играют нечто джазообразное. Попеть-посидеть-покурить-выпить — хорошо! Очень аккуратная музыка, никакого душераздирания, да ведь этого и не ждем, а ждем этой неторопливой походки, этих расслабляющих песен. Их ждем — их получаем. Сзади меня стояли два немолодых русских бизнесмена, объяснявшие русской же девушке, что они не могли не приехать на концерт Цезарии. Иногда они издавали какой-то тихий вой счастья.

Малиец-альбинос Salif Keita, с музыкой которого познакомил нас Илья Чистяков из «Кимбаты».


Salif Keita Поет как соловей, голос летит, смотрит вдаль с религиозным чувством. Перед началом выступления встал на секунду на колени на сцене. И вот беда, именно на его выступлении дважды отрубается электричество. Ему трудно включиться обратно — летящий голос исчезает, все вроде хорошо, но этого экстатического чувства в его пении уже нет… Пока электричество не включили, стройные негритяночки плясали на авансцене, барабанщики били по барабанам, в общем, шоу продолжалось. Непонятно, что слышали стоящие вдалеке, а перед сценой барабаны африканские были слышны, и получалось вполне неплохое действо. Потом он пел печальный блюз, аккомпанируя себе на черной гитаре, на которую я косилась с самого начала концерта (она стояла сбоку, у занавеса). Потом, он положил гитару, взял микрофон и… микрофон не заработал… Ушел, махнув рукой — «Чао!»

Fanfare Ciocarlia: Queens & Kings — сплошная Кустурица, довольно скучная. В стиле очень хорошего и славного кабака. Народ визжал от счастья.


Tinariwen Tinariwen — в аннотации написано, что это типа революционные песни с традиционными мелодиями и малийским блюзом. Нравятся Роберту Планту. Ну и мне тоже понравились. Четыре малийца, в бело синих одеяниях, в чалмах. Две гитары, бас, перкуссия. Ну очень драйвовые у них революционные песни!

Eddie Palmer — крайне забавно. Играет джаз-бэнд, посреди которого вступает Палмер с партией примерно такой — «А вы знаете, сколько тут у меня на синтезаторе смешных звуков?» — переключает всякие кнопочки, синтюк хрюкает и фыркает, Палмер радостно смеется, потом хрюкать начинает саксофонист, потом оно как-то все благополучно срастается и выруливает на стезю импровизационного джаза, который, при этом, можно слушать.

На WAN2 наблюдали Fun Da Mental — минут сорок наблюдала я их с искренним удовольствием — смотрятся хорошо.

Еще там была известная венгерская поп-трип хоп группа с сладкопоющей девушкой Hooverphonic — не произвела впечатления, уж слишком сладко.

Estetic Education застали случайно — нормальная такая европейская клубная команда родом с Украины.

Отличные канадцы Dobacaracol были в последний день — две барышни фронтменши мало того, что хорошо пели и играли на разных странных инструментах (калимба, перкуссия этническая и т.п.), так они еще и чудесно плясали и были запредельно сексапильны в своих нарядах с глубокими вырезами, в которых переливались смуглые бюсты. Очень милы были и барышни и весь коллектив. Почему они выступали не на Worldсцене, для меня загадка. Играли как раз по большей части что-то реггейобразное, шансон (не русский) тоже был.

На небольших сценах, которые мы проходили по несколько раз в день — что-то среднее между рок-н-роллом и русским роком. Встречаются и забавности — нечто вроде stand-up comedies (типа Комеди клаба) на OPEN stage или BAHIA сцена, представляющая группы из Восточной Европы (Македония, Литва, Польша, Украина, Латвия и т.п.), в чьем творчестве как-то фигурируют этнические мотивы. Электроника и ди-джеи на Nokia сцене и на сцене Meduza. Опять же, венгерские команды на Pesti Est…

На блюзовой сцене играли такой стандартный блюз, довольно энергичный.


АФРО!

На афро — крайне забавные всякие пляски а-ля африканских шаманов (полуголые перемазаные полные дяденьки с перьями в голове и тетеньки скачут с трещотками и копьями), играли также европейско-негритянские образования некие афро мотивы. Запомнился негр, использующий какой-то национальный инструмент в качестве бас-гитары. Понятно, что на джазовой сцене играют джаз. РОковая сцена, поставленная местной пивоваренной компанией Arany Aszok (так себе пиво, кстати), на ней выступают венгерские команды. Молодые команды, преимущественно венгерские (замечу, очень неплохого уровня) на EXIT Talentum сцене. В цыганском шатре — бесконечные цыгане-пляски-гитары.

Но, кроме музыкальной программы, СИГЕТ хорош массой разных разностей, ежедневно меняющихся.

Идешь по главной аллее, а сбоку сидит улыбающийся ребе и что-то рассказывает всем интересующимся, куда-то ведет надпись «Рей-Ки шатер», на торговых аллеях продают все — от купальников с черепами и этнических шмоток, до женского белья и рюкзаков.

По аллеям ходят Гринписовцы, руководимые мужиком со свистком. По свистку они ходят и бьют в барабаны, одеты в бело-зеленые маечки и бьют в барабаны один и тот же рисунок, посему невероятно утомляют. Они почему-то везде.

Есть шатры, где можно пожертвовать денег голодающим детям Африки и шатры, где лежат буклеты местного зоопарка, а в аквариумах сидят тараканы и пауки.

Венгерское TV постоянно заманивает всех в свой шатер и предоставляет возможность побыть пару минут ведущим новостей. Правда, новости … непростые. Например, пустят запись прыжка в воду обратным ходом, получается, что человек резко выпрыгивает из воды на берег, а человек должен это прокомментировать. Процесс показывают на экране перед шатром. Там же раздают флакончики с мыльной пеной, чтобы пузыри выдувать, и радостно проецируют выдувающих пузыри взрослых и детей на экран.

Венгерское MTV устраивает «Гуляш Пати» — на протяжении нескольких часов идет процесс приготовления пожалуй самого известного венгерского блюда — гуляша. В огромном котле, на сцене, повар варит гуляш, большую часть времени размешивает варево под хиты МТВ, по бокам пляшут две девицы. В финале, гуляш разливают по тарелкам и раздают всем желающим. Передвигаясь от сцены к сцене можно встретить уличные театры и одиночных перфомансистов, на углу стоит волынщик и играет нечто, вокруг небольшие палаточные городки, где сидят на земле люди, играют на гитарах, что-то там варят на своих примусах.

Везде огромное количество разномастных едален — грили, шаурмы (Gyros — я его упорно называла Цирроз), выпечка, вегетарианские блюда из овощей, вино, пиво, местная водка Palinka (что-то вроде шнапса). Местная достопримечательность — коктейль типа мохито в большом цветном пластиковом ведерке. Из ведерка, которое несут в руке, тянется трубочка ко рту жаждущего.

Также, можно сдать вещи в чистку, сфотографироваться и отослать фото по емэйлу, получить деньги в банкомате, поменять евро на местные форинты, помыться, полетать на аттракционах-катапультах, короче, это город, город, существующий всего восемь дней (считая день нулевой).

Еще — это вавилон — со всех сторон говорят на разных языках. Русского, кстати, почти не слышно, хотя в самом Будапеште русских туристов много. Зато, встретили Гаю из «Детей Пикассо», Гая выступала с венгерской командой на WAN2.

Вокруг белокурые парни с дредами и коротко стриженые негры с золотыми цепями на шее, девочки с пирсингом и мальчики в индийских юбках, молодые люди в абсолютно цивильной одежде с девушками в камуфляжных штанах. Возраст самый разный — можно встретить седую бабушку, увлеченно снимающую на камеру окружающее безобразие или пожилую пару, целующуюся в баре. Приходят с детьми и с внуками.

Что поражает — это неагрессивность людей. Панковского вида парень прыгает с разбегу в глубокую лужу, брызги летят на пару мужкиов в чистых синих рубашках и темных брюках. Мужики смотрят на панка неодобрительно. Панк наклоняется к луже и показывает, что он хочет побрызгать на мужиков мутной водицей. Мужики качают головами. Панк пожимает плечами, улыбается и уходит. Я думаю, что у нас панка бы отлупили очень сильно… Тут как-то не принято бычиться и ругаться — кому-то разливают пиво, кому-то наступают на ногу, кого-то облили вином — реакция абсолютно нейтральная.

Охранники у сцены ловко принимают на руки парня, которого пытаются перебросить на сцену, спокойно ставят его на землю и выводят обратно. Не заламывая рук, не пытаясь накостылять. Парень машет рукой зрителям.

Людей навеселе много, но пьяных мало. То есть, видно, что человек выпил пару-тройку кружек пива (в данном случае, 0,5 литровых стакана), но вот, чтобы падал с ног и орал что-то безумное — встречается редко. Ну очень редко.

Общая атмосфера дурашливости и абсолютного нежелания портить настроение ни себе, ни другим. Даже когда с World сцены несется что-то совсем уж разухабистое, такое, что пляшут поголовно все, а по сцене носятся цыганки в красных развевающихся платьях, можно довольно непринужденно пройти в самую гущу событий, неся перед собой пластиковый стаканчик с пивом или вином. И, скорее всего, напиток получится не расплескать. Как народ умудряется плясать в толпе, не отдавливая друг другу ноги, для меня загадка.


Fanfare Очень хорошо продумана вся информационная система. Буклеты с программой фестиваля, схемой и необходимой информацией о фесте, на венгерском, английском, немецком и, кажется, французском, раздают уже в центре Будапешта, в небольших палаточках с надписью SZIGET, где сидит человек, желающий ответить на все ваши вопросы. На развилках, на территории фестиваля, стоят стенды со схемой острова, с программой близлежащей площадки, с указателями — куда двигаться, чтобы попасть на нужную сцену.

Конечно, при этом все равно кто-то может не найти искомое — мы встретили двух белокурых юных финнов, абсолютно потерянных, стоящих как раз напротив указателя. Найти дорогу они не могли.

В итоге, СИГЕТ очень и очень разный. Очень веселый. Был довольно сильный уклон в сторону африканских и цыганских плясок, не знаю, стандартно это для СИГЕТа или веяние 2007-го года. Жить на территории фестиваля я лично бы не рискнула, потому как палатки стоят не отдельно от тусовочного пространства, а непосредственно в нем, посему, как народ в них спит — загадка. Наверное, днем. Вокруг полно хостелов и небольших недорогих отелей, расположенных совсем рядом с территорией Сигета. Билет-браслет на фестиваль (на все дни) стоил 100 евро (при заказе заранее) или 120 евро. Электрички в дни фестиваля ходили круглосуточно, до Будапешта ехать минут 15. Рядом остров Магрит с парком и бассейнами, отлеживаться можно в ваннах-терма и саунах в комплексе Сечень. Есть вкусно можно на территории Сигета. Кроме прочего, Будапешт красив и гулять по нему крайне приятно. Так что, есть возможность совместить музыку с экскурсиями по городу, прогулками по парку и оздоровительными процедурами.

Единственный минус, который был в этом году — требовалась ну очень предварительная (за месяц с лишним) запись за визами, но это решается обращением почти в любое тур. агенство. Более того, ежегодно zvuki.ru собирают целую делегацию на СИГЕТ.

Рекомендую съездить.

За неделю можно послушать монстров, посмотреть кино и театр, ознакомиться с тем, чем живут и дышат молодые команды и почувствовать себя жителем экзотического многоголосого и многонационального поселения.

Что будет в следующем году? Следите за www.sziget.hu.

Текст и фото: Рада Анчевская
(www.rada.rinet.ru)
Для Специального радио
Сентябрь 2007

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.