rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

ДЕВЯТЬ АПРЕЛЬСКИХ ТЕЗИСОВ РАДЫ АНЧЕВСКОЙ

Рада. фото А.Олейников
Рада. фото А.Олейников

1. ни от кого не зависеть

Вопрос об отношению к шоу-бизнесу решается введением термина «индипендент». Во всем мире существует масса абсолютно независимых групп, объединённых понятием «индипендент», которое в России почему-то не прижилось, и, в какой-то момент, было подменено другим понятием – «андеграунд». Но это далеко не одно и то же. Индипендент-группа – это группа, финансово и идеологически независимая ни от крупного лейбла, ни от крупного продюсера, ни от любой иной компании, которая занимается продюсированием и продвижением коллектива. Грубо говоря, это группа, которая все решает для себя сама; она независима как в финансовом, так и идеологическом смысле. Поэтому, независимая группа – индипендент группа – не является частью шоу-бизнеса. То есть свой мини-бизнес (если можно так сказать) она строит сама, по своим законам, исходя из своих внутренних потребностей. Члены этого коллектива сами решают – как им сейчас жить: удобнее ли им сейчас записать альбом, или лучше организовать гастрольную поездку, или лучше всем вместе пойти в отпуск, или отправиться в турпоход. Это и хорошо и плохо, естественно. Плохо в том смысле, что приходится все делать самостоятельно. У меня, например, на сегодняшний день нет ни продюсера, ни директора, ни тур-менеджера, ни организатора гастролей, ну и так далее. Я практически все делаю сама, и периодически обращаюсь за помощью к своим друзьям – продюсерам, которые занимаются другими коллективами, например, к директору группы «Телевизор» или к Сергею Гурьеву, небезызвестному музыкальному журналисту. За спиной нет никого – нет ни финансовой поддержки, ни по-хорошему умных советчиков. С другой стороны, а что хорошо? На деле, наибольшая зависимость появляется не от внешних, а от внутренних условий, т.е. от плавного течения творческого процесса. Если в какой-то момент появляется большое количество новых песен, группа может спокойно сесть и начать запись свежего альбома. В сходных условиях, фирма-продюсер определяла бы, чем группе сейчас заниматься: едет ли коллектив в гастрольный тур, записывает ли альбом сейчас или через 10 лет, и т.д. Плюсы и минусы – налицо. Индипендент-группа все это определяет сама.

2. делать только то, что хочешь

Даже, если музыка для вас – наверняка – не является основным источником дохода, определитесь со своими желаниями, и никогда не обманывайте себя. Распыляться неинтересно и непродуктивно – ты и музыкой будешь заниматься вполсилы и работать вполсилы. Я, например, уже давно не занимаюсь журналистской работой, очень редко, если мне это действительно интересно и если есть свободное время, я что-то пишу, как правило, для друзей. То же самое происходит и с остальными членами коллектива: басист работает только у нас в группе; перкуссионист, Кирилл Россолимо иногда с кем-то выступает, но основная его деятельность – опять же, в нашем коллективе. Все занимаются в группе «Рада & Терновник» и не отказываются от каких-то других предложений, в том случае, когда они не мешают основной деятельности. Подход: днем – работа, а вечером – музыка… Для меня лично является несколько бессмысленным, потому что я человек увлекающийся и если я начинаю работать, я уже начинаю все силы вкладывать в работу, т.е. я не могу просто ходить на службу, как к станку. Тогда мне уже будет интересно продвигаться по служебной лестнице, по ночам думать о том, что нового я смогу предложить или сделать завтра. Нет, я могу заниматься лишь чем-то одним. Нельзя усидеть на двух стульях, чтоб на каждом было 100 % от твоей задницы.

3. никогда не обманывать себя

То, что человек хочет, то он и получает. Весь вопрос в адекватности самого человека, в моём случае, женщины. Я уже вышла из восемнадцатилетнего возраста, из двадцатилетнего и даже 25-летнего возраста, так что длинные хвосты поклонников за мной, к счастью, уже не тянутся, и поэтому обид всевозможных стало значительно меньше, что, между нами говоря, удобнее, потому что мне приятнее петь, а не сидеть после концерта в абсолютно умотанном состоянии, в холодном зале, и в течение часа выслушивать нон-стопом, какая я замечательная и вообще. Бокал красного вина, не холодного, после концерта – нормально, но сидеть и пить до рассвета, пусть даже хорошие дорогие напитки, пусть даже с замечательной закуской… Это означает, что на следующий день я буду в неработоспособном состоянии, и следующая репетиция пойдет прахом. Конечно, у девушек, как бы это получше выразиться, больше прельщения, скажем так. Девушку приятнее напоить вином, приятнее пригласить в кафе после концерта, поэтому больше искушений. Тут же проявляются поклонники, которые тоже хотят напоить, поднести цветы, пригласить на вечеринку… Искушений, конечно, больше чем у мужчины. Но дальше весь вопрос в том, хочешь ли ты спиться или хочешь дальше песни петь. Если девушка хочет спиться, то это ей удастся быстрее, качественнее и при этом, абсолютно бесплатно. Увы, вас никогда не спросят, как выступается, как отдыхается или записывается. Зато коньячку, там, текилки или массу других прелестных напитков — пожалуйста. Можно порою этим пользоваться, но доза, которая мужика приводит в некоторое легкое опьянение, для женщины – это уже суровая доза, а женский алкоголизм, как известно, неизлечим, да и организм у женщины более хрупкий. Я этими возможностями пьянок не пользуюсь ещё потому, что характер у меня нетусовочный, а примеры спивающихся гениальных певиц случались на моих глазах. Я была знакома с Олесей Троянской. Погибла она от рака, тяжелой, неизлечимой болезни, но, когда я ее видела, мне уже только оставалось верить людям, что это была великая хардовая певица, потому что она уже жутко пила со своими «доброжелателями». Аня Герасимова (Умка) тоже рассказывала, что все подходят к ней после концерта, тянут куда-то продолжить вечер, и в какой-то момент она сказала своим фанатам: ВСЁ! – у меня на концерте – сок, кефир, минералка. Но, конечно, тут все зависит от человека. И мужики спиваются. Тем более, что клубная сцена располагает к тесному общению с артистом. Но одно дело посидеть и просто поговорить, другое дело – тупо пить. Очень много интересных людей подходит после концерта, много интересных разговоров, много друзей я себе таким образом приобрела. Однако нужно четко понимать, что именно тебе нужно – общение или выпивка, музыка или тусовка, и никогда не обманывать себя.

4. договориться обо всём заранее

Девушке, помимо вокальных и певческих талантов, нужно обладать достаточно жёстким характером, довольно сильным умением отрешиться от некайфовых ситуаций. Существо более эмоциональное, более неуравновешенное, более нервное, она должна научиться многого не замечать: мата обслуживающего персонала, невнятные и грязные гримёрки, звукорежиссера, который пришел спохмела и ничего не слышит. У меня мужики в группе – они понимают, что я могу начать нервничать по тем моментам, которые они еще даже не заметили, и ничем хорошим это не закончится. Но я всё-таки женщина, и они всегда об этом помнят, а потому и говорят, что не надо разбираться с охраной, не надо разбираться со звукачом, не надо разбираться с администратором клуба, не надо вообще ни с кем разбираться. Мы тебя позовем, когда нужно будет петь. Как ни крути, – хоть и много выступлений, все равно, – каждое выступление оно уникально, это довольно сильный эмоциональный стресс. Другое дело, что этот стресс приятен; но от того, что это – стресс, никуда не деться, и естественно, его предчувствие начинается еще до концерта. В этом состоянии человека лучше не вводить в какие-то конфликтные ситуации. Если в группе играют нормальные мужики, то они благополучно справляются сами со всеми проблемами. Опять же, многих конфликтов можно избежать. Нужно четко осознавать, что ты за человек и не стесняться сказать своим музыкантам, что я, увы, человек нервный и трогать меня сейчас не надо. Тем же организаторам концерта, администраторам – заранее, а не в день концерта, хорошо бы объяснить, что именно нужно в гримерке. Опыт показывает, что даже в самом раздолбайском месте, – если за несколько дней предупредить, что тебе нужен горячий чай до концерта и на сцену минералка без газа, – тебе пойдут навстречу. Если то же самое попросить за три минуты до выхода на сцену, не облают, конечно, но ничего не сделают. Нужно все заранее продумывать и обговаривать, даже мелочи.

5. своих мужиков не забывать покормить

Женщине нужно вести в группе так, как она вела бы себя в своей семье. Никто же не бежит в магазин за продуктами за 5 мин до начала обеда, все покупается заранее, заранее варится суп. Те же правила переносятся в административную гастрольную деятельность. Можно сказать, что в целом женщине, конечно, сложнее потому, что она более уязвима, и потому появляется больше потенциальных возможностей для эмоционального недопонимания, эмоциональных срывов. Но ведь то же можно сказать и про семейную жизнь. То, на что может зарубиться женщина, большинство мужиков просто не видит. Это стандартная семейная фишка, что жена дуется на то, что муж просто не заметил – случайное слово, случайный взгляд. Поэтому рецепт один – больше понимания, больше отрешенности от всякой случайной ерунды, больше понимания своих внутренних проблем, и больше внимания к каждой ситуации. То, что советуют большинство психологов – сказать самой себе, что это моя вина и мой недосмотр, и никто зла мне не хотел, – этот старый психологический ход обычно очень хорошо помогает. Женщина в команде – это не только музыкант, вокалист или еще что. Это человек, который обеспечивает большую часть бытовых мелочей, то есть это – няня на выезде. 99% коллективов, где есть женщина, именно так и устроены. Это человек, который не забывает взять чашки, ложки, салфеточки, чаёк в пакетиках, сахарочек; не забывает сварить курочку в поезд, потому что не факт, что люди захотят удовлетвориться купленной на перроне картошкой. Не факт, что молодые люди вспомнят, что в поезде они захотят кушать, далеко не факт. Но факт, что если у молодых людей не будет еды, то крику будет до самого пункта назначения. При этом аргумент, типа, ребята, вы же все взрослые люди и могли бы зайти в магазин или прихватить сами что-то из дома, не действует. Это не раздолбайство. Все опять – как в семье. Потому что среднестатистический мужчина, приходя домой, ест то, что ему приготовила женщина. И это будет проявляться в любой ситуации. Человек заходит в купе, садится и говорит: Где мой ужин? Следующим будет вопрос – где мой чай? Тут максимум, что можно сделать – выдать чашечку, выдать пакетик и сказать – сделай сам! С этого момента человек сможет сделать сам, но потом, опять же, нужно вспомнить, что все захотят лечь спать, а постель взять нужно заранее, потому что когда придет время сна, проводник будет уже видеть сотый сон. Поэтому, бельё берётся заранее, приносится, кладётся на верхнюю полочку. Утром надо будет не забыть, чтобы все собрали постель… Если всего этого не проделать, все проснутся на перроне – 100%. Далее – в том же духе. Если мы приходим в какую-то столовую, то чаще звучит просьба: Рада, закажи пожалуйста еды на всех. Т.е. нужно помнить, что все едят мясо с картошкой, а не мясо с вермишелью. Это все стандартно, запоминается и уже на автомате говорится. Реальная няня на выезде. Девушка таскает еду, отслеживает бытовые расклады в поезде и курирует прочие «домашние» моменты. Кстати, на репетиции тоже: я притаскиваю еду, потому что посредине репетиции, как правило, скажут – давай попьем чаю с бутербродами, при этом, заявившие принесли, в лучшем случае, пачку печенья, но совсем не колбасу с хлебом, которую они хотят немедленно сьесть. Мужская психология состоит в том, что мужик был на работе, заработал денег, пришел домой и сел кушать. И эта психология будет проявляться во всех ситуациях. Мужская психология состоит также в том, что молодые люди в чужом городе могут позволить себе пройтись погулять пред концертом. Это называется «пойти покурить и попить пива». Довольно стандартно, кстати. Если люди идут курить и пить пиво за 10 мин до концерта, то нужно проследить, чтоб у них хотя бы был мобильник, потому что когда нас объявят, нужно будет позвонить и сказать – ребята, я уже на сцене. Это тоже не шутка, такое было. И нужно быть готовым, что пить пиво они будут не у того киоска, который стоит около Дома культуры, где мы выступаем, а где-то на третьей троллейбусной остановке, потому что в этом киоске нужного пива не было, или не было нужных сигарет, а то, что через 10 мин нужно на сцену – это никого не волнует, потому что выкурить нужную сигарету перед концертом – это более важное дело, чем вовремя выйти на сцену. Представьте себе училку, выехавшую на экскурсию с младшими школьниками. Один в один. У нас еще – ничего, а в других коллективах нужно еще отслеживать, чтобы эти младшие школьники пили слабоалкогольные напитки, а не крепко алкогольные и не в количестве трех бутылок водки в час и не курили траву, хотя бы перед носом у милиционера. Ну и конечно, если кто-то кому-то из организаторов скажет грубое – нужно будет еще идти извиняться. Это тоже обычно делает девушка, потому что девушка умеет улыбаться. В итоге, женщина на гастролях выполняет свойственные ей функции, но не в свойственной ей среде.

Группа Рада & Терновник. фото А. Барский
Группа Рада & Терновник. фото А. Барский

6. не мотаться по агутиным

Лучшее место для выступлений – это местный рок-клуб. В провинции процесс идет с некоторым отставанием от Москвы, поэтому, в отличие от той же Москвы, где почти закончен процесс закрытия рок-клубов, в провинции, напротив, процесс открытия рок-клубов еще кое-как идет. А во многих городах не один клуб, то есть, даже минимальный выбор появился. В начале 90-х, опять же, возможности выбора не было никакой. Либо есть на весь город то, что есть, потому что оно одно, либо есть какая-то контора, которая за дикие деньги ставит аппарат в какой-то ДК, когда приезжает какой-нибудь Леонтьев. Я уже с самого начала привыкла достаточно нудно рассказывать организаторам, что именно нам нужно, включая технический райдер, акцентируя просьбу сообщить заранее, если чего-то из списка нет. Прошу об этом сказать честно – мы вместе подумаем, стоит ли делать концерт, стоит ли делать концерт сейчас. Может быть, нужно взять помещение поменьше, которое пробьет их маааленький аппаратик… Выясняю, есть ли добрые соседи, у которых можно что-то одолжить, например, в соседнем клубе, который в этот день не работает, или работает, но позднее. Все это занудство преследует одну цель – донести до людей, что когда не хватает микрофонов, комбов, то это сложно; это проблема, которую необходимо решить, потому что порой от этой темы народ просто отмахивается. Присылаешь технический райдер – тебе бодро отвечают: «Да, в принципе, у нас всё это есть». Так «в принципе» или реально есть? Есть точно, или вы думаете, что вы это найдете? Если вы думаете, что вы это найдете, то когда вы это найдете? А когда вы будет знать точно? Этот подход помогает решить все технические проблемы еще на берегу. Предпочтений по помещениям тоже почти нет. Я привыкла ориентироваться на то помещение, что есть в данном городе. Если в этом городе есть только один музыкальный клуб, а вторая площадка это уже стрип-бар, то выбора, собственно, нет. Чаще всего, выбор есть, но он не очень велик: небольшой клуб без аппарата в подвале на 100 человек, где выступает местный андеграунд; клубы, где выступают рок-команды, более-менее с аппаратом (вместимость 200-300 чел); какой-нибудь ДК вместимостью 500-1000 чел, где есть какой-то аппарат, или известно, где его взять, и ещё – мажорный клуб, куда приезжают время от времени агутины или что-то такое типа, обязанное непременно быть предварительно разрекламированным по радио и ТВ (в Москве, в общем-то, то же самое). Как правило, мы ориентируемся на некий средний клуб, который уже приглашал до нас какие-то известные рок-команды (обязательно смотрим афишу).

7. глаголом жечь сердца людей

Музыканты, конечно, люди разные. Для одних гастроли это командировка, для других – турпоход. Я люблю просто путешествовать по стране. Города очень красивые. Безумное красивое Онежское озеро в Петрозаводске, безумно красивая архитектура в Казани, Байкал, деревянные дома в Иркутске, центр Томска, Крещатик… У нас под боком столько невиданных красот, что просто сердце замирает, когда все это видишь. Небо чище. Небо – синее, снег – белый, деревья громадные… Это нужно всё увидеть. Без этого жизнь неполная. Потом – абсолютно другие люди, абсолютно другая энергия идет от людей. Эти люди очень часто интереснее и чище, чем в Москве. С одной стороны, всем понятно: провинция спивается – это есть, алкоголизм, который Москве и не снился, но с другой стороны – огромное количество интересных, светлых и умных людей, у которых башка не забита ежедневной московской беготней. Все-таки, в Москве ритм жизни действительно безумный. Это понимаешь только, когда из неё уезжаешь (хотя бы на гастроли). Люди, которые не забиты этим безумным темпом, они просто больше думают, размышляют, лучше видят окружающий мир. Общаешься с ними и понимаешь, что ты очень многого не доглядываешь. Для меня это очень сильная эмоциональная и интеллектуальная подпитка. Есть еще, не побоюсь этого слова, миссионерская фишка. Музыка – это ведь священное искусство. Музыка, которую мы можем привезти, с малой долей вероятности сможет самостоятельно дойти до них в виде диска, с еще более малой долей вероятности сможет дойти при помощи радио, и с совсем невероятной – с помощью телевидения. В общем, единственный вариант – приехать живьем. А то, что это людям нужно, я убеждалась неоднократно, потому что в провинции взгляд на московскую рок-сцену такой же, как и на то, что они видят по телевизору, то есть – рокапопс жив, а больше ничего давно нет. Ничего не хочу сказать плохого, но в стране достаточное количество людей, которые нуждаются совсем в другой, в принципе другой музыке, а это «другое» у себя в городе они найти не могут, или могут, но ведь хочется больше… Есть талантливые группы в каждом городе, но хочется-то не одну и ту же книжку всю жизнь читать. И людям действительно дико интересно, если они видят что-то абсолютно отличающееся от их представления о столичной рок-сцене, и уж тем более то, что они никогда не видели по телевизору и не слышали по радио. Для меня это такой же глоток свежего воздуха, как и для них. Это своего рода взаимообмен, причем, достаточно сильный. Ради этого можно претерпеть массу всяких ужасных неудобств. Ну, и разумеется, самоутверждение. Ты приезжаешь туда, где тебя никто не знает, никто не видел, или знают только название, приходят из любопытства, и нужно эту публику завоевать, сделать своей. Когда это удается — безумное количество радостных эмоций, что и говорить: в Москве все более-менее нас знают, у каждого, кто приходит на концерт, минимум один диск или кассета дома лежит – понимают, куда они идут. А тут приходят люди на 99% случайные и надо их завоевать, рассказать им о себе своей музыкой – вполне достойная задача!

8. возвращаться постоянно к себе

Для меня лично самое противное в гастролях это то, что в поезде ночью очень сильно топят, и спать почти невозможно. Зимой для меня это действительно очень серьезная проблема. Естественно, хочется больше отдыха, хочется теплой ванны сразу по приезду в город, но, как правило, получается, что теплая ванна отодвигается все дальше и дальше. Потому что по приезду приходится ехать в клуб, оставлять там инструменты, потом снова куда-то ехать кушать, потом, соответственно, приезжать настраиваться, а потом уже концерт, а под душик – это где-то в перерыве, если получится. Да, хочется больше уюта. Лично я выдерживаю достаточно долго, мне просто надо давать иногда передышку. В какой то момент, когда я совсем устаю, я говорю, что я сейчас пойду гулять одна. Я буду час-полтора гулять по городу, на что-то смотреть, а вы, ребята, займитесь чем-нибудь сами. Это надо объяснить спокойно, ничего личного – просто хочется погулять одной… Это мой отдых. Я помню, как мы ездили в 90-92 году – всё это было, конечно, намного экстремальнее, потому как все были молодые, горячие и с выпивкой было сурово, с обидами со всякими тоже более сурово. Сейчас все, тьфу-тьфу, поспокойней. Группа, которая ездит на гастроли раз в два года, по сути, вырывается на волю: от семей и жен с детьми; и пьянство там совершенно запредельное, люди наверстывают все то, что они не выпили в Москве за последние два года. А смысл? Когда ездишь более-менее часто, все это теряет привкус запретного плода, свободы долгожданной. Снова поезд, снова города, выпили пивка, легли баиньки. Ругаться тоже неохота. С возрастом понимаешь, что есть проблемы, которые можно решать, не давая им развиться. Ведь, какие мы – такая и публика. Публика… Люди очень эмоциональные. Но, в общем и целом, юг России более заводной. В Ростове-на-Дону, например, видя нас впервые, уже после первой песни понимают, нравится ли им это или нет. Если нравится – они уже свистят, кричат, хлопают, подбадривают. Как мне объяснили, это совершенно в порядке вещей. В Киеве то же самое. То есть, где потеплее, там, видимо, и эмоции более радостные. (Собственно, то же самое и в фольклоре: южный фольклор он весь радостный, веселый, быстрый, а если двигаться на север, песни становятся более долгими, монотонными, более грустными). С публикой ровно та же ситуация. В Ростове-на-Дону меня публика по-хорошему поразила тем, что люди реально стояли на ушах, вызывали на бис, и всё это сразу. Совсем не то, когда мы двигаемся на Север. Никогда не забуду наше первое выступление в Тюмени. Тюмень, зима, Дом культуры, клуб Белый кот, который организовал Ник рок-н-ролл, – довольно большая площадка, все стоят – человек 200 зрителей пришло. Играем первую песню, вторую, третью песню, четвертую, пятую… После четвертой кто-то похлопал, остальные – молчат. В какой-то момент со мной начинается почти истерика – уже просто непонятно, что происходит. Если людям не нравится – вроде бы они должны уйти: они стоят. Если им нравится – вроде бы они должны хлопать: они иногда хлопают, но как-то очень вяло и задумчиво. Где-то перед предпоследней песней народ начал хлопать и кричать «браво», типа, еще. Только потом мне объяснили, что здесь это абсолютно нормально, потому что люди не могут понять, что это за музыка, нравится ли она им, хорошая ли это музыка, и вообще – чего они собственно пришли и хотят от этих артистов. Потом, да, ко мне все подходили, трясли за руки, говорили, как вы удачно выступили и так далее. А я была уже на грани истерики, руки тряслись, и даже после концерта была в очень расстроенных чувствах. Да, мне объяснили, что это было супер-удачное выступление, что какие-то девочки уже чуть ли не в обморок падали от избытка чувств (молча). Уже позже один финн мне прислал приглашение, где, между прочим, просил не обламываться, когда финны будут тебя внимательно слушать и при этом долго и молчаливо думать, – хлопать тебе они будут в следующий раз, когда ты приедешь, примерно через год. Вот тогда-то я вспомнила и узнала в финнах свою любимую Тюмень. Естественно, в городах, где своя музыкальная жизнь более развита, публика более требовательна. В Петрозаводске, где отличная фолковая и джазовая сцена, публика более требовательная, более серьезная, будут подходить после концерта, задавать очень умные вопросы, спрашивать, кто оказал влияние, слушали ли вы то, слушали ли вы сё. В городах, где своя музыкальная сцена развита менее, Нижний Новгород, например, где довольно мало что происходит в музыкальной жизни города, – там реакция будет более незамутненная, более непосредственная, и все будут оценивать без каких-то мыслей о влияниях-невлияниях – просто будут внимательно слушать с широко открытыми глазами по принципу здорово-нездорово, понравилось-не понравилось. Так что, все города разные. Хотя, можно что-то и заранее предугадать. А вот в Рязани и во Владимире мне показалось довольно сложно выступать. Специфика понятна – Москва рядом. Все туда ездят, концертов много, в любой момент можно в Москву поехать и посмотреть то, что нравится. Поэтому с Владимиром и Рязанью я теперь осторожно себя веду, если зовут, я туда лечу не в первую очередь.

Рада. фото С. Рыжков
Рада. фото С. Рыжков

9. общаться!

Мелкое кидалово есть практически всегда и связано, в первую очередь, с тем, что не выполняют те требования, которые были изначально. Например, в клубе 2 микрофона, нам нужно 5. Звукреж говорит, что фигня – возьму у Васи. В день концерта выясняется, что Вася уехал в Москву. В этом плане довольно часто приходится страдать. Можно закатить истерику звукорежиссёру и в поисках этих микрофонов галопом побегать по городу. А можно сделать принципиально иной баланс звука и, не подзвучивая половину перкуссии, сыграть акустическую программу, как мы сделали в Киеве, в Доме Актера, где вообще не было ничего кроме одного микрофона и одного комба с двумя выходами. Есть вещи, на которые стоит зарубаться, а есть просто проблемы, которые необходимо просто решать, не боясь неожиданных решений. Я бы посоветовала всем быть более любопытными. Я, например, в день провожу в интернете за перепиской от 4 до 5 часов. Ночью – обычно с 12-ти до 3-х или с 12-ти до 5-ти. Это – ежедневно. Но я переписываюсь, таким образом, реально со всей страной. И я нахожу контакты, чаще всего, абсолютно самостоятельно. 99% контактов – благодаря интернету. Просто надо быть любопытнее – садиться и шуршать мышкой по коврику. Набрать в поиске – «Саратов-рок-клуб», или «Саратов-рок-концерты-фестиваль». Не бояться спрашивать! Я очень много контактов получила по длинным-длинным цепочкам переписки. Пишешь на любой мэйл – мы такие-то, оч. интересно, где у вас можно выступить, наш сайт такой-то. Да, нам легче, нас многие знают. Обычно, сразу приходит ответ – Рада, привет, о твоем творчестве узнал в каком-то непонятном году, рассказываю… Но всегда надо не стесняться подробно рассказывать о себе. Люди спокойно идут на контакт. Нужно не бояться людей, не бояться писать незнакомым абсолютно людям, практически в никуда. Больше дисков рассылать. Нужно понимать, что сарафанное радио в регионах живо до сих пор. Отсылаешь ведущему музыкального сайта города свой диск – у него перепишут этот диск человек десять, у них еще сколько-то перепишут. Вы приедете в этот город, вас уже будут узнавать. Все эти посылочки окупаются. Второй совет, когда уже о чем-то договорились, быть более внимательным к мелочам, потому что, то, что очевидно для музыканта, может быть совершенно неочевидно для организатора концерта. Например, для вас очевидно, что в Москве есть горячая вода. Для организатора гастролей в городе Таганроге, например, совершенно неочевидно, что в каждом доме есть горячая вода, как и то, что она должна быть в том доме, где вас поселят. Но если вы напишите заранее, никаких проблем у вас не будет, и вас поселят там, где она есть. А если вы об этом не напишите, вас поселят, например, в историческом центре города Таганрога, где будет все очень красиво, и фантастически красиво, но горячей воды не будет, потому что в центре горячей воды нет, и не было никогда, и все таганрожцы про это знают. Та реальность, которая есть в нашей голове, не обязательно находится в другой; скорее всего, в другой голове реальность иная. Расскажите обо всех Ваших пожеланиях, вплоть до того, что постельное белье должно лежать на кровати, и что если в группе 5 человек, то и кроватей этих должно быть тоже 5. Не стесняйтесь проговаривать все, даже самые мелкие вопросы. (Я вот, обычно пишу, что нужен фен для волос). Всё это потом экономит и время, и нервы – не только группе, но и организаторам. Нужно понимать, что большую часть требований люди выполнить смогут, если о них заранее сказать. Люди на контакт идут очень хорошо и желают Вам только добра.

 

Январь 2004 года

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.