rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Crematory, часть 1


Времена «Трансмиграции»

Gothic-metal made in Germany. Разумеется, есть ещё ряд коллективов, которые стопроцентно можно характеризовать этим определением: Lacrimosa, пожалуй, самый яркий из них. C готик-эстетикой давно балуются Atrocity. Но уповать на стилистические дефиниции не будем, ибо в последние годы всё смешалось настолько, что проводить в отдельном случае грань между готик-роком, готик-металлом, гот-н-роллом, готик-дарком или просто готикой – занятие на грани идиотизма. А если ещё прицеплять к этому национальные особенности и территориальные отклонения, то это не удел эссеистов. Достаточно примерного направления; у группы Crematory и без этих тонкостей хватает привлекательных черт. Среди них – отсутствие имиджа, несимпатичные немецкие лица и, не смотря на это, лидирующие позиции на бюргерской modern-metal сцене и не последние места в хит-парадах (если это кого интересует). Другой интересной деталью музыки Crematory является использование в таком female-vocal-oriented жанре исключительно мужланского пения (пару бэков — не в счёт). Практически с самого карьерного начала релизы немецкого коллектива вызывали противоречивые оценки критиков; типа серьёзные медиа-персоны чаще всего посмеивались над успехами забугорного «Крематория». Зато музыканты могли опираться на своих лояльных фэнов, практически всегда позитивно принимающих небольшие стилистические эксперименты Crematory. Где-то здесь собака и порылась, — в любви поклонников.

Коллектив зародился в немецком Маннхайме, в январе 1991 года, когда барабанщик Markus и гитарист Lothar “Lotte” Forst решили поиграть некий doom-death-metal в духе ранних Paradise Lost и My Dying Bride. Они недолго раскачивались и вскоре укомплектовали состав вокалистом Felix и бас-гитаристом Marc. За год накопилось достаточно идей и смелости, чтобы записать первую демо-запись “Denial”. Неожиданно для самих начинающих металлеров кассета вызвала интерес не только в Германии, но и в окрестных странах; всего на клубных концертах и по рассылке было продано полторы тысячи кассет с демо. Это позволило Crematory завязать первые отношения с европейскими звукозаписывающими компаниями, которые как раз в тот момент начали набирать обороты на нарастающей волне death-metal. О голимом «мясе» в музыке Crematory речи не шло, хотя гроулил упитанный Феликс изрядно. Основному композитору Lotte были не чужды мелодии и свежие идеи; в качестве одной такой послужило участие в записи демо-ленты гостевой клавишницы Katrin. Группа даже выступила в местном телевизионном шоу “Na Und?”. После всех этих успехов, девушку уговорили поучаствовать в ряде концертов в родной стране, да так и прикрепили к основному составу на равных правах. А вот бас-гитарист Marc надолго не задержался и уступил место товарищу по имени Heinz.


«Просто мечты» в голубом

В ноябре 1992 года предложение лейбла Massacre Records показалось группе наиболее интересным, и она подписывает свой первый контракт. Markus вспоминает: «Это был первый великий момент в нашей истории. Тогда мы ещё не имели представления, что музыкальный бизнес – бассейн с акулами». С большим воодушевлением группа в начале 1993 года отправляется в студию Commusication, где записывает полноценный дебютный альбом “Transmigration”. Его выход той же весной сопровождался неплохими рецензиями в прессе и тёплым приёмом среди любителей экстремальной музыки. Продажи пластинки позволили лейблу сделать начинающий коллектив группой поддержки My Dying Bride в турне по Германии в ноябре 1993 года, что ещё больше привлекло к Crematory внимание независимой публики. В качестве бас-гитариста в группе выступал уже новый участник Harald Heine. Удовлетворённые успехами своих подопечных, Massacre Records выделяют бюджет на запись второго альбома, и Crematory снова погружаются в студийную работу, благо вопросов с отсутствием музыкальных идей никогда не возникало.

Так что второй альбом “…Just Dreaming” (94) был записан достаточно быстро и продемонстрировал существенный композиторский рост маннхаймской команды. По воспоминаниям музыкантов, на альбоме “…Just Dreaming” они уже более-менее вычислили свою музыкальную формулу и поняли, что одним doom и death сыт не будешь. До элементов industrial ещё не дошло, и «тяжмета» было достаточно, но общая хмурь и атмосферные клавишные подложки вызывали аналогии с театрализованным немецким dark-вэйвом в будущем. Наконец, и это было важнее, у Crematory появился свой почерк, мало похожий на то, что творилось в том стилистическом секторе в родной Германии. Разумеется, были Tiamat и Amorphis. Paradise Lost и My Dying Bride на месте не стояли. Но Crematory смогли составить им конкуренцию, в первую очередь за счёт активной позиции немецких поклонников. Одна песня на родном языке в альбоме была вполне уместна, и этот эксперимент позднее получил продолжение. К альбому “…Just Dreaming” было снято сразу два видеоклипа к обоим синглам: “In My Hands” и германоязычной песне “Shadow of Mine”, которая стала, по сути, первым хитом группы. Во время репетиции Феликс без всякого повода или плана спел на немецком языке часть этой песни, просто чтобы послушать, как это звучит со стороны. Эта идея прижилась и в будущем. Клипы прилично ротировались, Crematory и остальные их немецкие коллеги по многочисленным концертам отлично себя чувствовали и были востребованы; тогда рок не являлся вредным для мозгов молодёжи, и на MTV и VIVA существовали альтернативные программы. Поколение барби, макдональсов, междометий и шопинга ждало, твою мать, своего часа. Практически весь оставшийся 1994 год Crematory рубились по клубам, суппортировали Tiamat и Atrocity и собирались с мыслями относительно очередного лонгплея. И насобирали их на интересный и своевременный альбом “Illusions”, который мутился в уже знакомой студии Commusication летом 1995 года и вызвал немало восторженных откликов в сердцах слушателей, в первую очередь, благодаря gothic-death хиту “Tears of Time”. Можно ещё выделить треки “My Way”, “And Other…?”. Кого-то, разумеется, могли смутить примитивные тексты, смешной акцент, робкие попытки попеть-поговорить «чистым» вокалом, несложная клавишная работа, чаще всего только подчёркивающая гитарные риффы. Но поклонники были довольны. Уже после выпуска “Illusions” мы начали понемногу замечать, что нами стали интересоваться вэйверы и дарк-вэйверы, — вспоминает Харальд. – За счёт клавишных и мелодичности, конечно». Песня “Tears of Time” так же получила видеоподдержку и место в телевизионных эфирах, а сам коллектив по результатам успешных фестивальных выступлений и других концертных процедур благополучно миновал «синдром третьей пластинки».


Феликс набирает вес

Так уж повелось – Crematory с самого начала работали на износ, всякий раз пробуя что-то добавлять в свою музыку, поэтому не стали долго засиживаться на одном месте и в декабре 95 года замахнулись на целый германоязычный альбом. Новинку, появившуюся на свет в мае 96, решено было назвать просто “Crematory”. Материал с него уже был частично представлен в марте 96 на одном из ключевых немецких фестивалей “Out of the Dark”. «Ещё после появления песни “Shadows of Mine” на альбоме “….Just Dreaming” было много просьб сделать больше песен на немецком языке, — рассказывает бас-гитaрист группы. — Для нас это был своеобразный вызов, потому что сделать одну случайную песню на немецком языке и целый альбом – это разные вещи, рабочий процесс был построен по-другому». Вот здесь впервые столкнулись мнения фэнов и профессиональной прессы. Альбом “Crematory” журналисты за редким исключением всерьёз не приняли, а если и приняли, то неслабо поглумились над лирикой и прочими тевтонизмами. Музыкально Crematory немного подросли в плане гармонизации и общего звучания. Песни “Flieg Mit Mir!” и “Ist Es Wahr” уже радовали хитовыми припевами. Не подкачали патриотично настроенные фэны, которые своей поддержкой помогли альбому не кануть в Лету и обеспечили ему терпимый уровень продаж. Финансовая тема, кстати, на тот момент была для участников группы насущная, тем более, что развитие Crematory пожирало всё больше и больше времени каждого задействованного музыканта. Она же послужила и причиной последующих событий в истории команды. Вокалист Феликс – по образованию повар, но из-за необходимости постоянно отлучаться на концерты он подрабатывал ди-джеем на местном «дискаче», а Харальд зарабатывал на хлеб насущный рубанком и столярными работами, делая мебель. Барабанщик Маркус, который к тому времени уже вовсю «зажигал» с клавишницей Катрин, рулил с ней отцовской страховой компанией, и был единственным относительно свободным музыкантом в группе.


Lotte ещё на месте

По следам выступления на фестивале “Out of the Dark” было смонтировано промо-видео и дополнено видеоклипом на песню “Ist Es Wahr” и мини-альбомом с тем же названием. Диск “Crematory” стал последним, выпущенным по контракту в Massacre Records; у музыкантов уже свербило сменить обстановку. Для начала, однако, пришлось обходиться своими силами. Отслушав DAT-кассеты с записями своих выступлений на разных фестах и клубных тусах, Crematory выяснили, что некоторые записи недурственно звучат, и решили выпустить свой первый концертный альбом. Для этого они с продюсером Gerhard Magin сделали в студии Commusication подобающий мастеринг, организовали свой собственный лейбл CRC-Records, на котором и выпустили в 1997 году концертник «Live at the Out of the Dark Festivals» и прилагающееся к нему видео. И уже после этого нашли себе состоятельного партнёра по бизнесу – компанию Nuclear Blast. «На самом деле, мы всегда были группой со свободными руками, — говорит Маркус. – Мы ещё ни разу не подписали контракт, который бы нас связывал». С Nuclear Blast получилось так же; имя у группы было приличное, местный рынок хорошо утоптан, потенциал Crematory только рос, никто никого не прессовал и не динамил. Первый же диск “Awake” (97), записанный на бюджете у нового лейбла, попал в немецкий хит-парад альбомов на 54 место и качественно отличался от всего записанного ранее. Прежде всего, это касалось звучания и общего коммерческого фона. Классные мелодии, компактный материал, первая кавер-версия – прописавшийся на метал-дискотеках хит Sisters of Mercy “Temple of Love”, пара забойных тем, продвинувших Crematory поближе к готик-металлу, подальше от думовых пережитков. Чистого вокала становилось больше. В реке “The Loss” даже мелькала депрессивность The Cure. Вокалист Феликс решил в текстах “Awake” развернуть новую тему. «Я на каждом новом альбоме выбираю какую-то одну линию. На первом альбоме речь шла о реинкарнации, на втором меня больше интересовали состояния дежа вю, читай, мечты и переживания. На “Illusions” я частично посвятил тексты, понятно, иллюзиям, и дальше развивал тему метаний. На «немецкой» пластинке я писал о личный темах, которые меня на тот момент особенно волновали. А на “Awake” тексты в основном о вещах, о которых я раньше много думал, но которые со временем оказались неверными. Так сказать, взросление мечты. Это не имеет ничего общего со Свидетелями Иеговыми, с чьими идеями наши тексты иногда сравнивают. Наши тексты вообще к религии никакого отношения не имеют!»


На сцену выходит Matthias

После выхода “Awake” и контрактных концертов из группы уходит один из основателей и основной композитор коллектива – гитарист Lotte, и многие освещающие деятельность Crematory издания откровенно записали коллектив в «смертники». В список тех, кто обычно в такой ситуации с трудом выжимает из себя нечто бесформенное и безыдейное и творчески окончательно умирает. Lotte из-за болезни отказался ехать во второе (из трёх) турне по раскрутке “Awake”, и его заменил бывший участник группы Shit For Brains, гитарист Matthias Hechter. Сначала временно, а потом и на постоянной основе, — Lotte так и не вернулся. «Просто в какой-то момент нарушилась химия между ним и остальными участниками, — говорит Маркус. – В детали не хотелось бы вдаваться. Но о роспуске группы и речи не шло».

Ян Федяев

Сайт: www.crematory.de

Читать другие очерки >>>

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.