rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Bal-Sagoth. part 1

 

«Наш стиль настолько странный, узкий, уникальный и сложный,
что я не верю, что найдётся какая-либо группа,
которая психологически или творчески будет
в состоянии его скопировать»

Byron A. Roberts 

Байрон — поклонник фэнтэзи

Можно без всякого стеснения называть этот британский коллектив уникальным. Конечно, его неповторимость в конечном продукте сложилась не сразу. Подобное сочетание многослойного saga/epic-metal, симфонического black-metal, архаичного death-metal, барокко-аранжировок и полноценной фантастической концепции заранее обречено только на культовое почитание и мэйлордер, и никак на активную презентацию на полках сетей супермаркетов. На достойную старость музыкантам Bal-Sagoth никогда не заработать, как ни выкручивайся и ни старайся найти равновесие между двумя реальностями. Слишком не похожа их музыка на среднестатистический фарш, с одной стороны, и на слащавый европейский симфо-спид-метал немецких или итальянских кровей, с другой.

 

Пора решительных действий

Для начала Byron Roberts, житель Йоркшира, имеющий при этом канадское гражданство, с успехом закончил Университет Шеффилд Халлам в Южном Йоркшире. Он всегда интересовался научной фантастикой, фэнтэзи-литературой, разными страшилками и книгами в духе произведений Ловкрафта, Ховарда, Баррогса, Артура Кларка и других деятелей; собственно, и диплом защищал по этой же теме. В итоге, он придумал свою собственную вселенную под названием Multiverse, фантастическое, мрачное и беспокойное пространство, в котором переплелись истории, мифы, легенды и эпохи множества амбициозных вояк, различных тёмных королевских личностей, космических рыцарей и хрен ещё знает каких персонажей, выясняющих между собой отношения, склоняющих друг друга на свою сторону, делящих территорию и сеющих разумное и вечное мечом и огнём с разной степенью футуристичности. В течение 1988 года Байрон вынашивал литературную часть большой идеи создания метал-группы, чтобы затем воплотить в не менее оригинальной музыкальной форме все свои художественные задумки. В 89 году он стал подыскивать музыкантов, что продолжительное время оставалось непродуктивным занятием. В форме любительской банды «Dusk» Байрон с полгода джемовал с несколькими музыкантами, пытаясь подыскать надёжных единомышленников. Вспоминает основной спикер коллектива Байрон: «К сожалению, это была эпоха агрессивного по отношению к социуму треш-металла, и никто не хотел играть в фэнтэзийной блэк/дэт-метал команде. Но я всё равно собрал группу и не оставлял надежду найти тех, кто мог бы заинтересоваться этой идеей». Вначале в «Dusk» входил гитарист Alistair «Mac» Maclatchy, Байрон на вокале, басист Jason Porter и братья Jonny и Chris Maudling, барабанщик/клавишник и гитарист, соответственно. Несколько месяцев группа безуспешно пыталась наиграть что-нибудь, что удовлетворяло бы всех. По словам Байрона, с той поры даже остались какие-то демо-записи, но мало кто из участников был счастлив результатом, а сам вокалист из-за других предпочтений музыкантов не мог реализовать главного – своей сага-концепции, с пышным клавишным бомбастом и скоростным блэк-металлом. С Маком вскоре расстались (что не помешало ему позднее стать басистом в Bal-Sagoth), и упрямый Байрон стал разжёвывать оставшимся музыкантам основные тезисы своей концепции и втюхивать им необходимость использования большого количества клавишных, что прокатывало со скрипом. Всю идеологическую часть коллектива, лого, тексты и прочее Байрон брал на себя. «Моя затея показалась им странной, но мысль использовать много клавишных заинтриговала Джонни, у которого было образование пианиста. А когда я просветил их насчёт записей таких групп, как Emperor, они купились». Формально Bal-Sagoth образовались летом 93 года; название для группы Байрон позаимствовал из рассказа «The Gods Of Bal-Sagoth» одного из своих любимых писателей – Роберта Ховарда. В состав был принят отдельный клавишник Vincent Crabtree, и началась работа по записи первого демо.

 

Первое демо

Затея была самофинансируемая, поэтому, как водится, на всё денег не хватило. Официально Demo 1993 никогда не издавалось, с одним исключением: две композиции из него были гораздо позднее добавлены в качестве бонус-треков японского переиздания альбома Bal-Sagoth «Atlantis Ascendant». В то время группа всего за несколько часов смогла записать и относительно доукомплектовать всего три трека, к которым позднее вокалист добавил самопальное интро и в таком виде рассылал по рекорд-лейблам и всем желающим, кто присылал для этих целей кассету и оплачивал обратную почту (какое всё-таки было романтичное время!). Байрон рассказывает: «Вначале мы хотели издать демо в виде 7″ EP, но вместо того, чтобы накопить денег и закончить его, мы решили не останавливаться и записать полноценный альбом». Тем более, что и этими сырыми блэк-метал треками с коряво меняющейся структурой и постоянными симфоническими подкладами английский лейбл Cacophonous заинтересовался настолько, что предложил британской формации первый контракт на выпуск трёх пластинок. Что касается демо, то несколько лет назад группа его ремастировала, пообещав когда-нибудь завершить незаконченную в 93 году работу и выпустить её на компакт-диске с разными дополнениями. А пока на повестке дня был дебютный альбом «A Black Moon Broods Over Lemuria»(95).

 

Студийное «веселье»

Cacophonous отнюдь не являлся крупным лейблом, и смог оплатить землякам только две недели записи в студии Academy Music Studio (Западный Йоркшир) с саунд-инженером Магсом. Летом 94 года малоопытный коллектив на аналоговом оборудовании, в шухере, спешке и косяках записал там первый том своей масштабной саги. «Я не думаю, что в Cacophonous знали, чего ожидать от этого альбома, — рассказывает босс Bal-Sagoth. – Сначала лейбл хотел, чтобы мы немного повременили с записью лонгплея, но я был уверен, что мы готовы, и оказался чертовски прав. […] Стоит отметить, что на этом альбоме мы продемонстрировали, насколько серьёзно относимся к использованию клавишных. Гитарное соло в «The Ravening» сыграл John Piras, который на тот момент был в Solstice и позднее присоединился к COF. Mags также сыграл на гитаре тут и там. Наконец, альбомное интро сочинил и исполнил Keith Appleton, владелец Academy Music Studio. Кейт сочинил его годами раньше; это была часть музыкальной сюиты, написанной для сценической постановки «Алисы в Стране чудес». Но её не приняли, поскольку она была слишком мрачная и могла напугать детей». Кстати, «A Black Moon Broods Over Lemuria» – единственный альбом Bal-Sagoth, изданный на виниле. Все прелести дебюта омрачило то, что Cacophonous тянул с изданием альбома почти год, в результате чего пластинка появилась в каталогах только в 95 году.

 

За Короля!

Говорить о каком-то изысканном симфонизме или иронии барокко на первом альбоме британцев было бы преждевременно. Разнобойный black-death-metal с частой сменой ритма и обилием эпических протяжных и скоростных фрагментов, частые клавишные подвывания с постоянным ощущением отставания по метру. Отмечу множество death-metal риффов в духе Carcass; зацените, например, трек «Spellcraft & Moonfire (Beyond The Citadel Of Frosts)» или «Shadows ‘Neath The Black Pyramid», — ну конкретные «Necroticism» и «Tools Of The Trade». Вокал Байрона сочетал в себе и гаденькие придушенные крики, и низкий гроул, и повествовательную начитку, которая в будущем стала неотъемлемой частью всех альбомов Bal-Sagoth. Пока это ещё был тот период, когда песни в большинстве своём конструировались на основе гитарных, а не клавишных партий. С годами этот процесс усложнился; все клавиши, например, записывались послойно, инструмент за инструментом, в соответствии с построением симфонического оркестра. Материал же зачастую сочинялся с упором на сюжетное развитие того или иного сказания Байрона или его потребности передать музыкой, например, атмосферу океанского дня с развалинами нечеловеческих городов. Ведь строчит наш баснописец гораздо быстрее своих коллег-композиторов (основной сочинитель – Джонни). Байрон: «Но часто бывает и так, что после бессчётных мучительных часов за клавишными, Джонни просто сочиняет что-то совершенно не привязанное к какому-либо наброску текста, и отдаёт это мне. Так это и работает, по-разному, в общем».

 

Одно другому не мешает

Невысокое качество звучания на первом альбоме, к сожалению, не могло передать всех мелодических нюансов, но такое причудливое смешение различных метальных стилей (Bathory, Morbid Angel, Carcass, Napalm Death, Autopsy и через Slayer и Celtic Frost до Iron Maiden) и поиск новых решений в симфоническом оформлении говорили в пользу нового самобытного британского коллектива. Это и песнями то в обычном понимании назвать нельзя – каждый трек, кроме отдающих за версту синтетикой клавишных инструменталов, — словно эпическое звуковое сопровождение тёмных мифических повествований о военных походах и прочих суровых северных мужских занятиях. При этом, тот факт, что каждое сочинение — фактически набор двадцати-тридцати риффов, в духе классического death-grind и black начала 90-х, совсем не мешает. Наоборот, эта частая смена брутал-металл ландшафтов под звуки синтезаторных фанфар и создаёт ощущение стремительно сменяющихся сюжетов дарк-фэнтэзийного повествования. Атмосферный соляк в начале ключевой композиции «A Black Moon Broods Over Lemuria» напомнил мне о замечательном финском проекте Yearning. Финальная битва альбома проходит на фоне другого насыщенного 10-минутного трека «Into The Silent Chambers Of The Sapphirean Throne (Sagas From The Antediluvian Scrolls)», с поющими ангелами и подсчётом уцелевших воинов. Байрон, конечно, большой мастак выдумывать длиннющие названия для песен, которые становились всё длиннее от альбома к альбому. Пока рекорд-компания морочила всем голову с выпуском «A Black Moon Broods Over Lemuria», ставшим, кстати, открытием для метал-общественности, группу покинул Vincent Crabtree, его заменил Leon Forrest. Самое первое живое выступление группы состоялось в апреле 1995 года на лондонском метал-фестивале в Dublin Castle. В течение года Bal-Sagoth дал ещё несколько шоу с корпспейнтингом, мечами, шипами и прочей средневековой военной атрибутикой, и с октября начала работу по созданию второго альбома «Starfire Burning Upon The Ice-Veiled Throne Of Ultima Thule»(96).

 

Дебютом не ограничилось

Уже в стартовом интро «Black Dragons Soar Above The Mountain Of Shadows (Prologue)» можно услышать, насколько утончённее стали мелодические ходы. И хотя на запись у группы летом 96 года в той же самой Academy Music было выделено опять всего две недели, музыка, звучание и название песен британцев приобрели удвоенный вес и солидность. Байрон вспоминает, что лейбл даже не раскошелился на новые 2-дюймовые бобины с плёнкой, поэтому второй альбом записывался на те же бобины, что и первый. По балансу стали отчётливее слышны гитары, и сам звук ритм- и соло-гитар был накручен читабельней. Самое важное изменение, конечно, в гармоничном сочетании усилившегося влияния клавишных и остальных инструментов. Байрон-диктор стал больше рассказывать, в музыке появилось множество пышных оркестровых украшений. «Мы потратили много времени, сочиняя этот альбом, поэтому масштаб эпичности был огромен. Во время записи пришлось использовать все мыслимые и немыслимые хитрости, чтобы в срок завершить работу, включая исполнение партии дабл-баса на клавишных (да, это не опечатка)». С этого альбома начались и стали кочевать из альбома в альбом такие популярные у фэнов мифические повествования, как «Империя гиперборейцев», «Обсидиановая корона» и «Тёмная держава».

 

Первое турне

Музыкальное содержание альбома теперь меньше ориентировалось на актуальные успехи black/death-metal и скорее стремилось подчеркнуть скоростными speed/thrash-metal формами героическую батальность происходящего. Блэковая враждебность и дэтовые моменты кровопролития в музыке остались («As The Vortex Illumines The Crystalline Walls Of Kor-Avul-Thaa»), но им стали создавать конкуренцию романтизм, барочная витиеватость и оригинальный театральный шарм. Стоит отметить также, что при всём этом, музыка Bal-Sagoth – максимально мелодична, с массой певучих соло и прогрессивных ходов («Starfire Burning Upon The Ice-Veiled Throne Of Ultima Thule» или «To Dethrone The Witch-Queen Of Mytos K’unn (The Legend Of The Battle Of Blackhelm Vale)»). А если честно, то не хочется обходить вниманием ни одно сочинение здесь, ведь каждый трек – самостоятельный музыкальный спектакль с красочными и неожиданными декорациями. Для озвучки самых динамичных моментов кино-трилогии о Властелине колец музыка Bal-Sagoth подходит в самый раз. Забегу вперёд и порекомендую иметь в коллекции все диски британского квинтета, в качестве источника вдохновения. Когда затихают звуки интро «At The Altar Of The Dreaming Gods (Epilogue)», остаётся ощущение, схожее с тем, когда с сожалением перелистываешь последнюю страницу жутко увлекательной истории, и душа тут же требует продолжения.

 

Поздней осенью 1996 года второй альбом британцев появился на свет, сопровождаемый превосходной прессой и интересом пытливой публики. Тогда же Bal-Sagoth выступил на бельгийском фестивале Ragnarock, сменила басиста Джейсона Портера на всё того же Алистера «Мака» Маклачи, и зимой 1997 года откатала своё первое европейское турне при поддержке Dark Funeral и Ancient. По следам успеха альбома «Starfire Burning Upon The Ice-Veiled…» в 1997 году последовало ещё несколько отдельных выступлений в Британии и на континенте, после чего Bal-Sagoth в октябре 1997 отправились во второе европейское турне с Ancient Rites и Emperor. После чего, по знакомой схеме началось создание третьего музыкального тома о беспокойных мирах Multiverse.

ЧАСТЬ 2 >>>

Сайт: www.bal-sagoth.freeserve.co.uk

Ян Федяев

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.