rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Grenouer, part 1

Рок-металлистов Grenouer трудно назвать крупным достижением или баловнями метал-судьбы с точки зрения глобального шоу-бизнеса. Однако по целому ряду причин они представляют собой важное явление на отечественной сцене, кто бы что не думал по этому поводу. Своим послужным списком группа наглядно показала, что можно добиться очень многого, ставя перед собой цели и упорно двигаясь к ним. Такими качествами в нашем тотально промозглом андеграунде обладает далеко не каждый. В этом году творческой деятельности коллектива исполняется двадцать лет, и в данном очерке мы расскажем, как происходила эволюция Grenouer в течение первых двух пятилеток. Обойдёмся минимумом эмоций и максимумом фундаментальной информации.

История Grenouer (русские варианты произношения названия: «Гринуар», «Греновер») берет начало в городе Перми во второй половине 1992 года. Группа ориентируется на брутальный death metal, начинает выступать, становится заметным явлением на местной сцене, записывает демо, и… прекращает существование. Полный цикл занял немногим более года, и это повествование было бы показательным исключительно в статическом значении. В то время в каждом крупном, среднем и мелком городе России стопудово имелась хотя одна death metal группа с похожей биографией. В 1994 году барабанщиком Сергеем Лялиным начинается создание совершенно новой музыкальной формации, берущей по каким-то причинам старое название. Новоявленный состав оказывается не особо стабильным, но не сдает позиций, и немаловажным на тот момент стало внедрение в лайн-ап бессменного вокалиста и фронтмэна Андрея “Ind” (или “Indian”) Мерзлякова. В 1996 году Grenouer едет в Москву на студию Ария-Records и записывает дебютный альбом “Border Of Misty Times” (на гитаре играет Игорь (“Гоша”) Климов, на басу – Вячеслав (“Slavij”, он же “Батон”) Колчин).

Скажем без преувеличения, Grenouer подготовили классический релиз для отечественной тяжелой сцены, который и сегодня воспринимается аутентично. Слышно, что “Border Of Misty Time” записан и сведен в аналоговой студии, слышно, что музыканты откровенно хорошо играют, выверяя каждый рифф. Здесь нет новаторства идей, оно и неуместно, поскольку любые эксперименты нарушили бы дух, образцовость и добротность материала. В России тогда попросту не было других death metal альбомов, которые бы звучали канонически, в хорошем смысле слова, и имели столь качественный продакшн. Напомним также, что вообще в середине 90-х death metal резко вышел из моды, и количество групп, работающих в этом жанре, снизилось до минимума. Вчерашние металлисты с длиннющими волосами быстро и коротко забрились и переключились на хард-кор или фанк.

В 1997 году концерн Союз/Metal Agen выпускает альбом “Border Of Misty Times” на аудиокассете тиражом 5000 экземпляров. О компакт-диске речи не шло, однако и официальной кассеты оказалось более чем достаточно для стремительного выхода на новый уровень. Не полагаясь только на присутствие альбома в товарообороте универмагов и ларьков с аудиокассетами, Grenouer сами включаются в промо-деятельность, атакуют андеграунд всего мира тысячами флаеров, вступают в бурную переписку, дают множество интервью, плотно рецензируются, светятся на аудио и видео-компиляциях. (Здесь заострим внимание читателя на то, что паутина Интернет хоть уже и существовала, но использование ее в домашних условиях в обсуждаемых временных рамках представлялось сценкой из фантастического романа). Все в порядке и с концертной деятельностью, выступлений много, дома и на выезде, в интересных обоймах (c End Zone, Necrocannibal, R.A.I., Goresleeps, Anal Pus, Stonehendge, Tales Of Darknord, Miscreant, Arbitrator, Deceptive, Dreaming Soul, Галген, Alkonost, Festerguts, Ens Cogitans, Mortem, Dr. Faust и др.), правда не всегда без приключений. То врываются омоновцы, то сгорает аппаратура, то трения с гопниками, скинхэдами и владельцами клубов, — стандартные, в общем, культурные издержки 90-х годов.

В 1998 году на той же студии (Ария-Records) Grenouer принимаются за второй альбом “Gravehead”. К этому времени место гитариста занимает Александр Шатов. Процесс записи затягивается в силу изрядно пригодившегося сегодняшним олигархам дефолта, но к началу 1999 года группа таки получает на руки мастер-тейп. Экономический кризис ударил и по лейблу Metal Agen, и его энергичная деятельность приостанавливается. За выпуск кассет берутся Sound Age, и, как и ранее, Grenouer самостоятельно принимаются за промоушн. “Gravehead” получает даже бОльшую прессу (о группе почитает за честь сообщить любое издание, пишущее о тяжелой сцене), однако отзывы как фэнов, так и рецензентов расходились порой категорически. Одни восприняли на ура творческие искания коллектива, другие настаивали на том, что эксперименты не удались. Не вполне удачные эксперименты действительно имеют место быть – в первую очередь они касаются чистого вокала. Присутствие такового на альбоме, должно быть, было оправдано, но подкачала реализация. Андрей “Ind” оказался или не подготовлен, или не в форме, и отдельный камень следует бросить в огород звукорежиссера, не потрудившегося найти хоть какой-то выход из положения, ведь чистые вокализы не доминируют, и их легко можно было «закашлять», а еще лучше — переписать.

Что делает альбом ценным, так это то, что музыканты кое в чем опять продемонстрировали уникальность. Представьте себе, но впервые на отечественной сцене соединить death metal и black metal удосужились именно Grenouer! Такая, сегодня кажущаяся весьма привычной и очевидной смесь, в 1998 году вызывала в лучшем случае сомнения и нарекания. Среди прочих примечательных фактов: гостевое участие на клавишах Александра Дронова (Валькирия, Земляне, End Zone), две попытки мастеринга (сначала на «Дай Рекорз» с Евгением Виноградовым, затем на «Союзе» с Сергеем Титовым). Стали обрастать жирком, можно сказать…Уже через год вновь меняется гитарист – в состав входит Александр “Motor” Соколов, и он оказывается тем самым полноценным участником, которого коллективу так недоставало. Более того, на концертах группа теперь вдвое мощнее, в качестве концертного гитариста к Grenouer присоединяется Денис «Декан» Давыдов, игравший еще в первом составе. Приобретение оказалось удачным ещё и потому, что группа не только расширяет географию своих гастрольных поездок, но и начинает выступать с группами иного пошиба (Тайм-Аут, Мастер, Коррозия металла). В Перми Grenouer окончательно превращаются в звездатый бэнд, неизменно собирая полные залы и давая свои концерты даже на таких площадках, как Дворец Спорта.

Приходит время для записи нового альбома. На дворе сучит ножками новое тысячелетие; музыканты решают проверить свои силы в новой студии. Во время совместных гастролей Grenouer сдружились с музыкантами зеленоградской группы T.H.R.O.N. и условились с их гитаристом Аркадием «Навахо» о работе в только начинавшей создаваться студии Navahohut. Так Grenouer стали первым официальным коммерческим клиентом Navahohut. Работа велась в конце лета 2000 года, в разгар трагических событий, происходивших в стране: убийства губернаторов, взрывы в переходах, подводная лодка «Курск», пожар на Останкинской телебашне. К концу осени альбом был готов и озаглавлен довольно причудливо “The Odour O’ Folly”, т.е. «Аромат безрассудства». Можно было бы и не упоминать, что группа опять преобразилась. Блэковые веяния улетучились, death metal остался, но сильно накренился в сторону roll’ности.

По характеру звука, да и методам продюсирования “The Odour…” логичнее всего сравнивать с энтомбедовским “Uprising” – тот же откровенно сырой, грязноватый, разухабистый и мощный саунд. Тем, кто сегодня услышит альбом впервые (кстати, хоть “The Odour…”, хоть “Uprising”), он не покажется нетленкой – стандарты звукозаписи с тех пор шагнули далеко вперед, но в начале тысячелетия материал воспринимался крайне свежо и динамично. Не самой сильной стороной микса является опять-таки вокал, в этот раз не по исполнению, а по частотам. Ясно, что здесь сказался недостаток опыта и оборудования у Аркадия «Навахо», и, главное, совершенно не передана бешеная энергетика, присущая живым выступлениям команды. Отдадим ему и должное – для начинающего звукорежиссера и продюсера тогда он проделал гигантскую работу. Сегодня «Навахо» — один из самых востребованных звукоинженеров страны, настоящий гуру тяжелого звука, профессионально работающий в студиях и не знающий отбоя от клиентов.

В 2001 году “The Odour O’ Folly” выходит на CD на Blacksmith/More Hate, а Sound Age по инерции печатает и кассетный релиз. Своеобразной визитной карточкой альбома стала брутальная кавер-версия A-Ha “Take On Me”, но конечно есть на альбоме и собственные веские номера, например, размеренно-забойная композиция “In-Sect”. Начинается совсем уж массированная атака на андеграунд, популярность группы такова, что ее начинают обвинять в продажности и предательстве дела андеграунда. Grenouer начинают ездить в туры по стране (явный прецедент для экстремальной группы начала 2000-х годов), в некоторых городах дают два концерта в один день, принимают участие в фестивалях и open-air’ах. Первый тираж “The Odour O’ Folly” быстро распродается, и Blacksmith/More Hate оперативно допечатывают второй. Grenouer попадают в книгу «Рок-Энциклопедия от Р-клуба» и даже добираются до эфира специальных программ российского MTV…

А затем на фоне стремительного движения вперед, у кого-то из участников группы возникают достаточно простые бытовые сложности. Работа только на энтузиазме за идею всем хороша, только она не приносит прибыли (вопреки слухам). Первым не выдерживает концертный, второй, гитарист Денис «Декан», он не заявляет об уходе, а попросту выключается из репетиций и концертов. Начинаются проблемы со здоровьем у барабанщика Сергея Лялина, на некоторых выступлениях его начинает подменять сессионник. В начале осени 2002 года Grenouer приглашают быть суппортом у австрийцев Pungent Stench в беларусско-российском туре, в который пермяки едут тоже без Сергея. Но отнюдь не это оказалось напастью для Grenouer. Едва сойдя на перрон Брестского вокзала, наши герои узнали, что Pungent Stench не приедут. Официальной причиной, подтвержденной соответствующими документами, оказалось нервное заболевание Мартина Ширенка, лидера Pungent Stench, ему было предписано лечение с постельным режимом. Grenouer отыгрывают концерты без австрийцев в Бресте и в Минске, а потом не в самом лучшем расположении духа возвращаются домой. Shit happens.

Начинается подготовка к записи четвертого полноформатника, после чего Grenouer вновь едут в Москву, в Navahohut. Этот альбом будет назван “Presence With War” и выпущен в 2004 году на CD Maximum. Звуковая сторона вопроса Аркадием «Навахо» была решена уже без нареканий, к тому же мастеринг был произведен в финской студии Finnvox. С точки зрения содержания квартет оказался даже более ортодоксально death’овым и куда менее roll’ным, нежели предполагалось. При прослушивании “Presence With War” на ум приходят Benediction, Bolt Thrower и Six Feet Under, так как здесь превалирует вязко-размеренный темп, сочный гроул и военная тематика лирики; на обложке красуется собирательный образ бога войны, нарисованный Mickmo, американским художником-автором комиксом. Однако еще до официального издания альбома Grenouer рассказывают прессе, что этот альбом завершает death-металлический этап развития коллектива, что “Presence With War” прямолинеен и клиширован именно оттого, что он таким и задумывался.

Зная это, начинаешь воспринимать материал совершенно по-иному, видишь его «неординарную ординарность», улавливаешь фишки и хитросплетения – а местами и скрытые цитаты – приветы внимательному меломану. Grenouer прощаются не только с жанром, в котором они работали 10 лет. Во-первых, по окончании записи группу покидает барабанщик-старожил Сергей Лялин. А во-вторых, оставшиеся участники инициируют революционный переезд из Перми в Санкт-Петербург: музыкантам просто стало тесно в аквариуме родного города.

В Северной Пальмире к Grenouer в 2004 году присоединяется барабанщик Вячеслав «Дрынч» Сальцевич, ранее игравший в Gods Tower. С ним репетируется материал, который точно не имеет никакого отношения к экстремальному металлу, Grenouer погружаются в грандж-роковый мелодизм и вскоре начинают выступать на питерских площадках. Но через несколько месяцев «Дрынч» уходит, и место за ударной установкой уступается разным людям. В таком режиме нечего и думать о работе над новой программой. Grenouer делают откат, возвращают в концертный актив материал “Presence With War”, с которым едут в двойной тур по Беларуси и Украине вместе с группой Rasta. Во второй части тура происходит явный казус – доигрывать концерты в Витебске, Гомеле и Киеве Grenouer’у приходится вообще без живого ударника – под барабанную минусовку.

Поиски постоянного барабанщика явно затягиваются, сгорают гастрольные и фестивальные приглашения, и хотя ‘Ind’, ‘Motor’ и ‘Slavij’ не теряют присутствия духа, ситуация кажется тупиковой, пока осенью 2004 года группа не сталкивается с неожиданной дилеммой – два одинаково достойных кандидата с двумя категориально разными перспективами творческого группы. В 2004-2005 году весь бэк-каталог Grenouer выходит на компакт-дисках – “Gravehead” и “The Odour O’ Folly” печатает CD Maximum, а “Border Of Misty Times” выпускает Metallism Records (первый альбом уже приходится реставрировать силами все того же Аркадия «Навахо» — магнитная пленка оригинала уже стала сыпаться).

На этой ноте пока завершим повествование непосредственно о Grenouer, но обязательно дополнительно упомянем об индустриальном сайд-проекте COD («Треска»). COD был организован Андреем Ind’ом в конце 90-х с целью продолжения традиций Fudge Tunnel, Nailbomb и Godflesh. Motor также принял в проекте непосредственное участие, как при работе над записью, так и на концертах, причем попеременно то на гитаре, то на басу. Изначально в COD входило пять человек, и формация вполне тянула на полноценную группу, но в итоге в строю осталось лишь трое. Третьей персоналией был Николай «Кекс» Ожиганов — в то время концертный звукорежиссер Grenouer. В 2002 году у COD на украинском значке Bloodhead Production выходит диск “Eraserehead”, музыкальные шизофренизмы которого на свой лад c лихвой воссоздают атмосферу Линчевского фильма. Годом позже COD участвует в CD сборнике “Underground Tribute to Godflesh” (выпущен французским лейблом Nihilistic Holocaust) – ссылку на данный трибьют дает официальный сайт Godflesh. К сожалению, на этом история сайд-проекта и заканчивается; вокалист Андрей утверждает, что COD приостановлен лишь из-за недостатка времени и сил, что жирная точка еще не поставлена; но многолетнее молчание свидетельствует об обратном – продолжения нам вряд ли суждено дождаться – «треска» заплыла в приток, а полноводная река устремилась дальше.

Продолжение следует

Ki-Borg

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.