rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Old Man’s Child, часть 1

"Всё в группе, так или иначе, проходит через меня. Не то, чтобы

мне это сильно нравилось, но так складывается годами"


Galder

Злобненько и воинственно

Среди большинства высококаратных блэк-метал коллективов, добившихся ещё в расцвете сил признания и статуса цитируемого музыкального института, Old Man’s Child является тем из немногих бэндов, кто с годами не впадает в идеологическую патетику и симфонический бомбаст, а продолжает добротно совмещать отличные гитарные heavy-рифы с плотнейшим трешевым чёсом, мелодичным дэтом, сложнейшей друм-работой и пост-блэком. Частенько за чрезмерными многоголовыми оркестрами (у кого на сколько голов бабла хватит), заявлениями, вроде расписавшегося в своей голубизне вокалиста Gorgoroth (значительно "обогатил" свою аудиторию), или мега-злым блэк-эпатажем стоит просто попытка скрыть отсутствие качественного музыкального материала. Cradle Of Filth, Dimmu Borgir, Immortal и ряд других сатанизированных долгожителей black-metal давно просекли, что вкусная музыка, грамотная концепция и точные зрительные образы достигают куда большего количества слушателей и производят куда более сильное впечатление, чем попытка объяснить на пальцах, в каком глубоком блэке мы сидим. Норвежская группа Old Man’s Child среди их – выносливая рабочая лошадка, чаще оказывающаяся в тени тех же Dimmu Borgir, с которыми и карьера началась почти одновременно, и творческие источники частенько пересекаются и человеческий фактор сплетён в эфиопские косички.

В районе 1989 года два норвежских муммитролля Grusom (гитара/вокал, настоящее имя Thomas Rune Andersen) Tjodalv (барабаны, настоящее имя Kenneth Akesson) собрали подростковую группу "Requiem", в которой нарезались преимущественно кавер-версии Metallica и Slayer. Дело было молодое и энергичное, так что в 1993 году было записано и выпущено тиражом в 50 экземпляров. Скандинавию тогда тащило во все стороны от обилия молодых дэт-металлических и блэковых команд, и Грузом с Тьёдальвом решили, что стоит придумать себе более загадочное название – Old Man’s Child. "Мы всегда рассматривали его значение, как сын Сатаны, — вспоминает лидер коллектива Томас. – Мы хотели что-то оригинальное, и не взятое из фильма "Властелин Колец", что делал в то время чуть ли не каждый. Кстати, это наш старый барабанщик Тьёдальв придумал это имя в 92 или 93 году. Оно было очень оригинальным. Сначала я подумал: "Что за хрень?". Но вскоре оно показалось нам очень специфическим и не похожим ни на кого". Тьёдальв тогда  был ещё действующим участником коллектива, наряду с гитаристом Jardar (в быту Jon Oyvind Andersen).

Первое демо

Почувствовав вкус к собственным сочинениям, молодёжь стала нажимать на скандинавский блэк и дэт, смешивая его в разной пропорции. Поскольку Грузому и Ярдару пришлось топтать плац на норвежских военных базах, запись нового демо осуществилась только в конце 1994 года. Кстати, побрившись в армии разок наголо, Грузом решил остаться в таком виде и не отращивать гриву по возвращении на гражданку. В ноябре в норвежской студии Stovner RF группа записала пяти-трековое демо "In The Shades Of Life"; на момент записи к ОМС присоединился бывший бас-гитарист Dimmu Borgir Brynjard Tristan. Один из участников Dimmu Borgir, известный по прозвищу Shagrath, работал тогда на норвежском лейбле Hot Records и подогнал руководству впечатляющую своей сырой энергией и кроссовер-идеями демо-запись. Сначала была мысль выпустить "In The Shades Of Life" сплитом с группой Ved Buens Ende, но как водится с такими проектами, многое не сложилось-не срослось. Зато к ноябрю 95 осуществилась заветная мечта начинающих музыкантов – запись дебютного альбома "Born Of The Flickering" (декабрь 95). Релиз оказался достаточно интересным, чтобы привлечь внимание местной музыкальной прессы и большее широкой блэк-метал сцены. Элементы, которые ОМС стали в дальнейшем детализировать и выдвигать на передний план, – ориентированность на гитару, короткие и эффектные патетические фрагменты под бластбиты или прямолинейные маршевые ритмы, усиление энергетики за счёт трешевых ходов и дэтовых рифов и ряд других – ужё чётко проявились в треках. "Swallowed By The Buried One", "Christian Death", "Funeral, Swords And Souls". Грузом, как основной композитор и завывающий дурным и придушенным голосом вокалист, не постеснялся с самого начала использовать акустическую гитару, то интегрируя её посреди электрической метал-вакханалии, как в "Born Of The Flickering", то давая ей самостоятельность, как в апокалиптическом вальсе "Wounds From The Night Of Magic". Чуть позже в 1996 году Hot Records переиздали таки в виде mini-CD демо "In The Shades Of Life". На тех порах стала сказываться неустойчивая судьба ОМС. Вернее, единственным устойчивым оказался на протяжении лет только основатель коллектива Grusom, все остальные и всё остальное менялось с завидной регулярностью. Как только закончился процесс записи "Born Of The Flickering" Тьёдальв заявил, что хочет (ненадолго) посвятить себя работе в Dimmu Borgir, а перед самой записью Тристана заменили на басиста и лидера группы Minas Tirith – Gonde. На замену Тьёдальву пришёл барабанщик Tony Kirkemo.

Типа жаждем крови!

С таким составом ОМС вошли в полосу новых преобразований. С Hot Records оставаться было практически без мазы. "Мне особо нечего сказать по поводу Hot Records, — говорит основатель Old Man’s Child. – Разве только то, что этот "лейбл" – просто клоунская шутка. Мы выпустили на нём два альбома, но не получили за них за все годы ни копейки. Владельца компании найти никто не может, что для него, вероятно, лучше всего". Кстати, позволю себе почти коллекционно-лирическое отступление. Всё те же мерзавцы из Hot Records в 1997 году издали компиляцию "The Rape Of The Holy Trinity", куда вошло ещё два трека Old Man’s Child: кавер-версия Slayer "Black Magic" и песня "A Kingdom Which Malice Embrace" (ранняя версия одного из треков будущего альбома "The Pagan Prosperity").

Галдер

В 1996 году усилия коллектива были замечены быстро развивающейся фирмой Century Media, подписавшей с группой контракт с дистрибуцией по всему миру. Первым шагом нового лейбла норвежцев стало переиздание в диги-паке и с новой обложкой дебютника "Born Of The Flickering" и отправка засидевшейся в непонятках группы в небольшие гастрольные вылазки с Cradle Of Filth, Borknagar и Krisiun. Только после этого на Studiomega началась работа по записи второго диска "The Pagan Prosperity". Грузом решил, что его псевдоним перестал быть прикольным и сменил его на более зычный Galder. К осени 97 года "The Pagan Prosperity" был готов и представил гораздо более качественное, далёкое от традиционного блэка звучание с мелкими симфонизмами, добавлением гроула и интересным набором хеви-мелодических пассажей в каждом треке. Характерны "Behind The Mask", "My Kingdom Will Come", "Return Of The Night Creatures" и "What Malice Embrace" с эпическим началом. Old Man’s Child никогда не записывали больших альбомов, максимум 8-9 треков, но качество материала, его добротность не оставляли ощущения неполноценности. "Когда мы записывали этот альбом, — вспоминает Грузом, — я понимал, что это форма блэк-метал является абсолютно новой, и был обеспокоен тем, как люди могут воспринять это. Реакция оказалась смешанной. Например, в Штатах было больше положительных реакций, чем в Европе, где люди больше ориентированы на олд-скульный блэк. Это сейчас все смешивают подряд все стили; это то, что ОМС делали с самого начала". 

Ощутимый по сравнению с предыдущими работами успех пластинки "The Pagan Prosperity", однако, не решил проблем с составом. Барабанщик Тони с трудом тянул технически навороченный материал, который сочинял Галдер, сдерживая творческое развитие коллектива, а у басиста Гонде началось близкое знакомство с наркотиками. Поэтому в образовавшемся европейском турне с Rotting Christ и Sacramentum их временно заменили музыканты из банды Tulus – Sarke (drums) & Blodstrup (bass). Из первоначального состава ОМС оставался ещё Ярдар, у которого музыка, увы, не являлась основным источником доходов. И когда в 1998 году пришла пора приступать к записи нового студийного альбома, он сослался на занятость, а Галдер остался один-одинёшенек. Планы по записи альбома в студии Abyss так же пришлось изменить из-за занятости помещений. Очередные студийные сессии были назначены на март и апрель 98 в Sunlight Studio. К этому времени Галдер нашёл для записи нового сессионного музыканта, да ещё какого! Приглашение норвежца принял здоровяк Gene Hoglan (Death, Dark Angel, Strapping Young Lad, Testament и другие). "Если честно, я хотел заполучить на этот альбом двух барабанщиков, один из них был Дэйв Ломбардо. Жаль, он был в тот момент на гастролях и отказался от предложения. Но это так круто заполучить Хоглана на запись! Я дал ему 1000 баксов на билеты, он прилетел в Стокгольм и записал все треки. Мы отлично провели время! Потрясающе классный парень; мы с ним до сих пор дружим". Все остальные инструменты на альбоме "Ill-natured Spiritual Invasion"(98) Галдер записывал сам, и даже тексты на альбоме явились чистой студийной импровизацией. "Я, конечно, представлял себе, какими должны быть вокальные линии. Но мы ничего не репетировали, а в студии всё звучало так экстремально и неотполировано, что мне это показалось классной идеей. На этот раз у меня было примерно пять дней на сочинение текстов и запись вокалов перед микшированием альбома".

Почётный гость Хоглан

Уровень барабанщика сразу же сказался на повышенной агрессивности и скорости материала. Из "Ill-natured Spiritual Invasion" получился скоростной, злобный брутал-дэт и блэк метал-фарш с адскими, псевдо-классическими мелодиями ("Towards Eternity") и низким вокалом; художественную фантазию Галдера не сдерживали технические рамки Хоглана, который включал свой пропеллер в треках "Demoniacal Possession", "God Of Impiety" и "Thy Servant" на полную катушку и выполнял партии любой сложности. Диск нельзя было отнести к какой-то конкретной экстремальной категории, он привлекательно воспринимался как фэнами death-metal, так и блэкарями с расширенным сознанием. Звучал он ну никак не с типичной гитарной кашей Sunlight Studio (сам Галдер постарался); очень жаль, что отсутствие состава не позволило ему представить прогрессивный материал "Ill-natured Spiritual Invasion" в концертном виде и в достойном исполнении.

Минувшее тысячелетие для Old Man’s Child закончилось на подъёме. Сначала в 1999 году рекорд-компания Nuclear Blast по контракту выпустила cплит ОМС и Dimmu Borgir под названием "Sons Of Satan Gather For Attack", куда снова попало первое студийное демо Old Man’s Child из пяти песен, а потом в том же году быстро выровнялась ситуация с составом. Вместе с Галдером снова помузицировать решили Ярдар: "Со своей стороны я вроде и не покидал группу, просто не смог принять участие в записи последнего альбома. Так здорово снова вернуться в студию!" Покинувший ряды Dimmu Borgir Тьёдальв тоже внёс лепту в свежий материал, параллельно работая над созданием собственного проекта. "Мне очень понравился материал для нового альбома, и я полностью удовлетворён своим участием в новой записи", — сказал он. Вместе с ним новый материал репетировал второй барабанщик Grimar, а басистом обновившегося коллектива стал ещё один выходец из рядов Dimmu Borgir — Memnoch. Возглавляемая знаменитым шведским метал-продюсером и музыкантом Питером Тагдгреном Abyss Studio оказалась свободна, поэтому в  ноябре 1999 года участники ОМС отправились в шведские леса, чтобы записать очередное произведение "Revelation 666 – The Curse Of Damnation", продемонстрировавшее постоянное композиторское развитие Галдера и его верность выбранному музыкальному курсу. 

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.