rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Karlheinz Stockhausen :: Карлхайнц Штокхаузен

 

«ПУТЕМ ШТОКГАУЗЕНА». Эксклюзивное интервью Специального радио с мэтром современной музыки.

stockhausen
Фото любезно предоставлено мистером Ingvar Loco Nordin

SR: Здравствуйте. Начнем с того, что в России Вы уже «классик». Как Вы сами к этому относитесь? Клаус Шульце в последнем интервью Специальному Радио выдал довольно жесткую реплику по поводу того, что понятия «классический» и «современный» в корне противоречат друг другу.
Stockhausen: Россия, возможно, пришла к тому, что было в этом году в Милане (Италия): 2500 слушателей на моем концерте 5 мая в кафедральном соборе и в Кёльне (Германия) 9 концертов с моими работами — восторженные слушатели из 24 стран, или в Токио (Япония) — 4 концерта с 23 по 26 июня — все билеты распроданы, публика аплодировала стоя в течение 30 минут, или в Глазго и Эдинбурге (Шотландия) — все билеты на концерты распроданы, овации не смолкали, или в Ставангере (Норвегия) — билеты распроданы на 6 концертов, бесконечный энтузиазм слушателей, и т.д. Сегодня мир гораздо более готов слушать мою музыку, чем когда-либо еще.

SR: Это особенности национального восприятия. В России «классиком» называют очень уважаемого человека. Хотя К. Шульце, скорее всего, посчитал это слово синонимом пенсионера :))) Действительно, уж музыкальным пенсионером Вас никак не назовёшь. Однажды Вы сказали, что музыка — один из немногих доступных (с определенными оговорками) способов достижения Потустороннего, состояния Над временем. Расскажите пожалуйста о том, что Вы называете Потусторонним. Близко ли оно к тому, что Юнг назвал коллективным бессознательным?
Stockhausen: Потустороннее для меня означает: необъяснимое, сверхъестественное.

SR: Чилийский философ Мигель Серрано определил музыку как «архетип, движущийся во времени». Вы как-то сказали, что в музыке время исчезает вообще. Это очень интересно. Нельзя ли подробней об этом? И как бы Вы прокомментировали определение музыки, которое дал Серрано?
Stockhausen: Это состояние перенесенности, остановленного времени достигается не в музыке вообще, а в очень редко встречающихся музыкальных работах. А Серрано, вероятно, не знаком с моими работами.

SR: В продолжение вопроса, — говоря о «земной» музыке, музыке, привязанной к земле, — получается, что периодичный ритм — это исключительно земное явление, описывающее повторы простого? То есть, ритм это прерогатива «тела»?
Stockhausen: Красота музыки проявляется в любых ритмах. Нельзя отделять одно от другого. Это всегда вопрос равновесия. У гармоничной личности телесное и душевное — уравновешено.

SR: Звуковые колебания — это только оболочка, за которой скрывается (или не скрывается) дух, или — неотделимая часть этого большого рассказа о пути к Центру?
Stockhausen: Хорошая музыка — всегда духовна, причем не в скрытой форме, в слышимой. А в центре всегда находится БОГ.

SR: Русский музыковед Андрей Горохов выдвинул гипотезу, что современная музыка пошла двумя путями — «Путем Кейджа» и «Путем Штокгаузена». Как бы Вы прокомментировали эту идею?
Stockhausen: Мне не нравится дуализм.

SR: Всё понятно. Тем не менее, Вас упорно считают чуть ли не полной антитезой Джону Кейджу. Поговаривают, что в Вашем оркестре играет даже Ваша жена и все Ваши любовницы. Может это шутка, но все равно любопытно: кто играет в вашем оркестре, скажем, на бас-кларнете?
Stockhausen: Для американской исполнительницы Сюзанны Штефенс (кларнет, бассетгорн, бас-кларнет) я сочиняю музыку с 1974 года, для флейтистки из Дании Катинки Пасвеер — с 1983. Я сочинял музыку для своих сыновей Маркуса и Саймона, дочери Мажеллы и многих других исполнителей. (У меня нет «оркестра» 🙂 ).

SR: Наверное, это всё — инсинуации «партии Кейджа»:))), которых в среде журналистов тоже немало. Кстати, о журналистах. Интересно узнать от первого лица, насколько серьёзно общественность была шокирована Вашим заявлением по поводу 11 сентября, и изменилась ли сегодня Ваша оценка того события? Честно говоря, Ваши слова в России стали ходячим афоризмом.
Stockhausen: Журналисты исказили мои слова. Мне задали вопрос после взрывов 11 сентября 2001, который звучал так: «Протагонисты из семи моих опер: МИХАИЛ, ЕВА, ЛЮЦИФЕР — это мифологические фигуры?» И я ответил: «Нет, они существуют прямо сейчас, например, ЛЮЦИФЕР — в Нью-Йорке, где он сотворил шедевр искусства разрушения». До сих пор интеллектуалы всего мира отрицают существование ЛЮЦИФЕРА.

SR: Расскажите, пожалуйста, о Вашем оркестре 60-70гг.
Stockhausen: Я не понимаю ваш вопрос. Вы имеете в виду мои оркестровые работы? Вы можете посмотреть список моих работ на сайте www.stockhausen.org.

SR: Отражает ли сложная музыка сложный внутренний мир современного человека или, наоборот, человечество деградирует и всё менее становится способным воспринимать музыкальный язык в принципе, требуя от музыки обязательного видеоряда?
Stockhausen: Определенная музыка открывает Запредельное. А видимый мир всегда поверхностен.

SR: Тогда можно ли считать современную поп-музыку серьёзным явлением, которое по существу похоронило сложную, проблемную музыку или это следствие закона сегрегации, который звучит примерно так: «Каждому — своё».
Stockhausen: Если под словом «современный» вы понимаете то, что происходит СЕЙЧАС, то содержание моих работ стало более сложным, значительным, более сконденсированным, чем в прошлом. Чтобы воспринять какую-либо из моих работ, слушателю требуется столько же времени, сколько мне понадобилось для того, чтобы сочинить эту музыку. А «каждый» не несет понятия времени.

SR: Это понятно, и это не касается непосредственно Вашего творчества. Здесь мы ставим вопрос шире: можно ли считать «опошление вкусов» серьёзной проблемой, или это очередное колебание маятника?
Stockhausen: Не существует «маятника» для всех: то, что истинно для тех, кто находится на одном его конце, не является истиной для тех, кто — на противоположном. Человек сам выбирает [где ему находиться].

SR: Можно ли считать повальное увлечение «аутентизмом» постмодернистским жестом или мы стали свидетелями второго открытия классики?
Stockhausen: Больше никаких «измов», пожалуйста :))).

SR: Хорошо. Считается, что именно Вы пробудили в своё время интерес публики к музыкальному Востоку, дав толчок многим музыкантам обратить свои взоры на Индию и т.д. Так ли это? Можно ли считать Ваше творчество рубежа 60-70 гг «психоделическим»?
Stockhausen: Это правда, то, что вы говорите. В 1963 году я говорил и писал о «world music» в связи со своими композициями MOMENTE, HYMNEN, в 1966 — TELEMUSIK. «Психоделическое искусство»? Почему бы нет!

SR: Интересно от Вас узнать — какое место Вы отводите России в развитии мировой музыкальной культуры? С Вашей точки зрения — Россия страна новаторская или в ней доминируют консервативные тенденции?
Stockhausen: Давайте повременим с оценками до тех пор, пока в России не появятся оригинальные композиции. Ваша страна сейчас подобна целой планете.

SR: Ваше отношение к творчеству Софии Губайдуллиной. Говорят, что вы большие друзья.
Stockhausen: Судя по тому, что я слушал, она слишком много берет у других композиторов.

SR: Традиционный вопрос Специального радио — Ваши пожелания начинающим музыкантам.
Stockhausen: Работать, репетировать, экспериментировать очень, очень усердно, и все время учиться!

Сентябрь 2005

—————————
Ссылки по теме: Официальный сайт

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.