Search for:
 

МЕЛОДИИ И РИТМЫ КРУПНЫМИ МАЗКАМИ. Часть 2. Ожившие картины настоящего


Серия пищевкусовых ритуалов в 1991 году на Петровском была закончена изготовлением гигантского бутерброда из ста хлебов с белокурым мальчиком в качестве начинки. Пространство вокруг него было заполнено центнером вареной свеклы, тщательно разрубленной тяпками. Накануне Эндрю, владелец Эдинбургской галереи “369”, на территории которой мы устраивали представление, долго и протяжно, словно молитвы читал стихи Роберта Бернса над огромным кипящим чаном с варящейся свекольной массой.

На акции «Отцы и Дети» ВДНХ Павильон Птицеводства. 1991
«Отцы и Дети» ВДНХ Павильон Птицеводства 1991

Текст, написанный к действию, загадочно исчез, также, как исчез и живой рак в меховом костюме, которого мы запустили в лодочке плавать в море пшенной каши. Время было голодное и буханки хлеба с удовольствием разбирались посетителями Арт-мифа. (прим. Арт-миф 2, 1991г.) Рядом с ними был установлен тотемный столб, составленный из арбузов и дынь, напоминающий первые ЭВМ с огромными шкалами, датчиками и цветными кнопками, мимо которых палец не промахнется никогда. Озвучивал перформанс барабанщик группы Тегина Роман Турчак, но видео озвучено музыкой Юрия Орлова, написанной для нашего 2-х летнего проекта «Игорный дом».

В один из теплых летних вечеров в нашем коридоре был устроен небольшой концерт. Основным музыкальным инструментом был огромный несгораемый шкаф, оставленный в мастерской конторой по сбыту металлолома, которая там ранее находилась. В кульминационный момент игры к нам (музицировало человек семь, включая соседа сверху Германа Виноградова) подбежал бойкий толстенький и лысоватый мужичок и, назвавшись местным жителем Колобовского переулка, попросился “поиграть с нами”. Радость от известия, что “народ округи любит нас” придала еще больше сил и уверенности. Вскоре последовала развязка — вооруженный ОМОН с автоматами и пёсиками.

Мы с Сережей Ануфриевым в мастерской Лефортово 1995
Мы с Сережей Ануфриевым в мастерской в Лефортово, 1995
Олег КОСТРОВ

Мы, как привыкшие к подобным инцидентам люди (регулярно к Петровскому бульвару подъезжал автобус местного отделения и грузил всех там находящихся, иногородние, как правило, спасались бегством через окна), пытались сохранять равновесие, хотя столько вооруженных людей видели впервые. Их агрессивное состояние сменилось полной растерянностью, когда они пересекли порог мастерской. Как и ожидалось, интерьеры “перекодировали” их. Они не понимали, как их идентифицировать. Хотя мне и пришлось показывать им на экране около сотни слайдов буквально под дулами автоматов. Их бдительные взгляды пытались выискать “фашизм и порнографию”, а я в это время комментировал происходящее на экране так, как если бы это была рядовая игра. Через полчаса начальник группы устало сказал, что он ничего не понимает и что пора ехать. Лигероса забрали с собой как иногороднего и долго в отделении пытались определить его сексуальные пристрастия, косо глядя на экстравагантное одеяние.

Для нашего проекта Игорный дом музыку написали Юрий Орлов и Олег Костров (1991-1992)

Потом сознание было занято уже другим. К нам в руки попал справочник 1930 года “Определитель Облачных Форм” с 85 видами облаков. Возникла идея создания новой, документировано подтвержденной Облачной Комиссии. Облачная Комиссия идеально подходила к сформированной нами идеологии и явилась собирающей призмой для преломления всех наших устремлений. Вместе с членскими билетами, подтвержденными печатью, мы предлагали желающим взять под наблюдение тот или иной тип облака, который выбирался по справочнику…

Мы с Андреем Соболевым на нашей выставке «Три привета из Сиама» , фото и расцарапка Владика Монро, 1994
Мы с Андреем Соболевым в мастерской А.Беляева, 1994

Первый слет комиссаров я решил провести в 1993-м под звездным куполом московского планетария. Мы с художницей Таней Деткиной пришли к тогдашнему директору и договорились без каких-то денег, просто на чистом логосе. Объяснили, что мы люди смежных профессий: у вас планеты, у нас — облака, мол, давайте дружить. Провели там психоделическую конференцию, с художниками Дульфаном и Соболевым под звездным куполом, на который проецировались слайды с акциями Облачной Комиссии. Читались стихи. В этот вечер весь тираж Определителя Облачных Форм, который был напечатан, повторяя один в один издание 30-го года, в порыве эйфорического идиотизма раздали зрителям в Планетарии, многих из которых видели в первый и последний раз. Позже провели еще один поэтический вечер. Так был проложен путь в Планетарий, куда уже потом хлынули желающие, где потом был проведен очередной техно-рэйв. Кстати, у меня не осталось от этого события ни одной фотографии, не говоря уже о видео, хотя я помню там снимающих, с камерами…

Олег Костров написал музыку к инсталляции «Облачная Комиссия представляет». Она заняла первое место на выставке New Media Topia в ЦДХ, и нас пригласили как гостей на главный в мире фестиваль электронного искусства «Ars Electronic. В связи с этим хочу рассказать забавную историю.

Спутник 90е

В 1994 году меня позвали на фестиваль Арс-Электроника. Таня Диденко с программой «Тишина 9» поехала вместе с нами снимать сюжет для программы. В день открытия все ждали фуршета, и за стеклом холла официанты уже проносили омаров на серебре, дымящиеся блюда и сервировали столы, расставляя запотевшие бутылки. Самые голодные были телевизионщики, два здоровых мужика, таскавших камеры. И тут прибегает немецкая кураторша Кетти Хофман и восторженно щебечет, что она нам сейчас покажет такое-такое, чего мы никогда не видели. Все поддались вихрю эмоций; и вот нас куда-то вывозят за город, едем, уже начинаются какие-то перроны и заводы, ржавые заброшенные конструкции, а в голове у делегации тают призраки покинутых омаров.

ГРУППА СПУТНИК 90е

В итоге мы приехали в какую-то индустриальную зону, на входе которой клацал фотоэлемент и запускал страшные кусающиеся металлические скульптуры. Автор этой ржавой страсти выехал на инвалидной коляске встречать гостей, дефилирующих среди этих, по определению Паши Пепперштейна, шайсе-скульптурен в вечерних костюмах и декольтированных платьях. Никакой еды и выпивки, кроме старинного автомата с баночным пивом, естественно, там не было. Мы не стали объяснять ничего восторженной Кетти по поводу того, что в Москве такого «необычного» хватает и в центре города; постиндустриальной ржавчиной нас не удивить и не пронять.

Мы стремительно ретировались обратно на фуршет. Уже в полной темноте нам удалось поймать грузовик для перевозки животных. Таким образом мы и доехали обратно до Линца в кузове среди мягкого блеющего стада овец. Примерно такие же ощущения у меня были на Дунае, где я плавал, и течением меня вынесло к какому-то прекрасному парку с нежной зеленой аккуратно постриженной травкой. И вот почему-то среди этого рая прямо в центре поляны была навалена ржавая свалка. Рядом со свалкой виднелась мраморная табличка с гравировкой «мой подарок городу Линцу. Гюнтер Юккер». Милый такой подарочек.

Я люблю приглашать поиграть на своих выставках друзей-музыкантов. В разные годы на выставках играли «Министерство Психоделики», Иванка Скриванек, Гера Моралес (Джа Дивижн), Юрий Лемешев (Gogol Bordello), Герман Попов (OMFO), Дмитрий Рыба, DJ Goldfinger, Алексей Слепак Uncle L, Герман Виноградов и др.

С Герой Моралесом на берегу Кимбурнской косы, 1990
С Алексеем Слепаком Unce L на выставке Голландскике зарисовки, 2016
РЫБА (Дима Белоярцев)
Попов Герман и Шапошников Максим
Иванка Скриванек
Герман Попов и Максим Шапошников 90е
Герберт Моралес
Dj-Goldfinger

В середине 90-х появился клуб ПТЮЧ, куда меня пригласил художник Сережа Шутов, и где я крутил свое видео; это был единственное в жизни место, куда я ходил «на работу». С тех пор музыка техно на меня действует подавляюще, она ассоциируется у меня с тем, что я «на работе». Хотя я тогда играл с разными «крутыми» диджеями, я переозвучил эти миксы записями музыканта Димы Рыбы, с которым я дружил и сотрудничал чуть позже в Амстердаме.

Миксы 1996 года

Здесь представлено видео моего сотрудничества с голландской группой Спутник, уже на закате ее карьеры. Я создавал видео-проекции на их концертах в Амстердамских клубах 1999 год.

В свою очередь я приглашал музыкантов этой же группы озвучить перформансы Облачной Комиссии. Перформанс «Антиподы» в Den Bosch, Голландия. 2000 год Музыка Sonic Monks.

Также мы делали совместные клипы с OMFO (Амстердам), Димой Рыбой (Амстердам), Uncle L (Нью-Йорк), Иванкой Скриванек (Берлин).

Выступление Облачной Комиссии на берлинском фестивале памяти Курехина SKIF 2003 г. Приятно было выступать в одном отделении с Holger Czukay и Fred Frith.

Музыка OMFO и Иванки Скриванек, мои видео проекции, чтецы читают выдержки из моей книги «Антиподы».

В начале 2000-х Облачная Комиссия выпускала видео-журналы, озвучивавшиеся музыкой Геермана Попова OMFO, Иванки Скриванек и Дмитрия Рыбы.

«Старт» клип «Юлали» 2008 года на музыку Ильи Дмитриева (Alien Delon, Celebrine).

Озвучить некоторые видеофильмы мне помогает The НЕТ Валерия Волкова.

The НЕТ «Красный клубок или узелки на память» 2011.

Видеофильм на музыку The НЕТ «Еще раз о кино» 2012 >>>

С 2009 по 2012 год я снимал и позже монтировал документальный фильм о съемках последнего фильма В.Я.Мотыля «Белая Звезда Снегопада».

Работы были озвучены Алексеем Слепаком Uncle L (New York), Иванкой Скриванек (Берлин) и Оркестром Неизвестных Инструментов (Москва).

Из этого материала позже была смонтирована 9-ти часовая инсталляция, озвученная теми же музыкантами.

Проект представляет собой видео-инсталяцию — проекцию на два висящих рядом экрана. На одном показывается 9 -ти часовой фильм, смонтированный из материалов хроники съемок последнего фильма Владимира Мотыля “Багровый цвет снегопада”. Монтаж произведен последовательно, в соответствии с расположением эпизодов в фильме. Параллельно показывается сам кинофильм пропорционально растянутый и соответственно замедленный так, что каждый эпизод фильма занимает по времени столько же, сколько параллельный рассказ о его съемках.

Зритель в течении светового дня может проследить весь (!!!) сконденсированный временной пласт 4-х съемочных лет последнего фильма Мотыля. И наглядно для сравнения на двух экранах увидеть процесс и результат. Данный проект не просто предоставляет зрителю возможность попасть в пространство за кадром, попасть в «закадровку», «закадриться», но и проскользнуть в щель межвременья, в пространство между реальным и экранным временем. Однако и «экранное», и «реальное» времена тоже не однородны, они состоят из сжатого и растянутого времени. На экране, представляющем «экранное» время, за минуту может пройти год, также и на экране, представляющем «реальность» съемок, за минуту можно увидеть хронику происходившую не последовательно, а через значительные периоды времени…

В 2014 году Олег Нестеров (лидер Мегаполиса) задумал замечательный проект — написать музыку к неснятым фильмам 60-х. Для этого были выбраны 4 нереализованных сценария: Геннадия Шпаликова, Владимира Мотыля и Андрея Смирнова.

ИЗ ЖИЗНИ ПЛАНЕТ — сайт >>>

Я же, прочитав эти сценарии и прослушав написанную к ним музыку, попытался в своих видеоклипах создать какой-то воздух тех лет и соответственно атмосферу этих неосуществленных фильмов. Клипы были смонтированы в основном из кадров малоизвестных фильмов 50-х — 70-х годов.

портрет современный
Насонов Аркадий. Голландские зарисовки
На выставке Голландские зарисовки в галерее Крокин, 2016
В галерее КРОКИН, 2016
Вино, бананы, Насонов
В зимнем обличьи

 

Художник и его картина

 

Для SPECIALRADIO.RU

Материал подготовлен Игорем Шапошниковым

октябрь 2016

<<< Часть 1

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.