rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Антон Никкиля

Антон Никкиля


Антон Никкиля (Anton Nikkilä) родился в 1965 году в городе Хельсинки, Финляндия. Финский музыкант, композитор, медиахудожник. Происходит из семьи с русскими корнями – его бабушка и дед покинули Россию в 20-е годы 20-го века. Начал свою карьеру в пост-панк-андеграунде в начале 80-х, создав с Микой Таанила кассетный лейбл Valtavat Ihmesilmälasit Records (Огромные Чудо-очки Рекордз), который издал в числе различных кассет прочих музыкантов, четыре альбома их авангардной постпанк-группы Swissair. Часть из этих записей переизданы в 2000-е годы финскими лейблами Ruton Music и на сборниках Love Records и Svart Records, а также финско-русским N&B Research Digest. Электронной музыкой Никкиля начал заниматься в середине 80-х, однако выпустил свой первый сольный альбом Formalist лишь в 1998 на московском лейбле «Экзотика» по инициативе Алексея Борисова, с которым он начал сотрудничать в 1994 году. Дуэт Борисова и Никкиля наиболее активным был в 1999–2009 гг., выступил в множестве стран Европы и в США и выпустил четыре альбома. В это же время у них был свой лейбл (N&B Research Digest), который издал помимо их собственной музыки сборник финского композитора Пекки Айраксинена (1945–2019), лайв-альбом ленинградской группы Джунгли, альбом финского пионера экспериментального хип-хопа Ponytail (Самули Таннер) и др. Стилистически музыку Никкиля можно определить продолжением неформатированного духа экспериментального пост-панка начала 80-х. На ранние влияния и кумиры (The Residents и MX-80 Sound, Dome и PiL, John Cage и Derek Bailey, Ornette Coleman и Captain Beefheart, Центр и Ночной Проспект) накладывались в 90-е индустриальное техно и глитч (Pan sonic, Farmersmanual, Fennesz). В 2000-е годы возможно проследить параллели между его работами и концептуализмом Terre Thaemlitz, разными исполнителями vaporwave. В 2011 Никкиля создал группу Modern Feelings, в которой играли в разные времена помимо Борисова, Айраксинена и Таннера, его сын Хенри, Ольга Носова (Астма) и Ари Салонен из финской нойз-рок-группы Hopeajärvi. Первый альбом группы, исполненный в духе электронного панк-джаза вышел в 2014 на финском лейбле Sähkö. Последние годы Никкиля посвятил сольному творчеству, выпустив свой четвёртый сольный альбом New Constructivist Moment (2017) и основанный на нём фильм Literal Translations (2018). Здесь он в очередной раз обратился к «русской теме», на этот раз к текстам и идеям Казимира Малевича, Эль Лисицкого и Якова Чернихова. Помимо своего творчества Никкиля известен в Финляндии как переводчик русской литературы и русских фильмов. Так же он периодически писал и делал радио- и телепередачи о разных русских музыкальных явлениях: рок новой волны 80-х, андеграундные клипы начала 90-х, шумовая и индустриальная музыка, клипы Pussy Riot. В начале 2000-х он был одним из основателей Avanto Helsinki Media Art Festival.

Статьи автора:

БЕЛЫЕ НОЧИ ДО- И ПОСТ- ИНДУСТРИАЛЬНОЙ ВЕРБАЛИЗАЦИИ ДУХА ВРЕМЕНИ. ЧАСТЬ 4 – ЕВРОРЕМОНТ В ХЕЛЬСИНКИ И БЕСКОНЕЧНЫЙ КРИЗИС

Только в ходе этой серии интервью я стал лучше понимать, в какой степени мой, как вы выразились, «творческий путь», связан с Россией, и что мне на самом деле следовало бы чаще там показывать свои работы. И желательно не только в Москве и в Питере. Помимо них я выступал лишь в Ярославле (дважды, в середине 2000-х годов), в этот же раз в планах фигурируют Тула, Смоленск, Нижний Новгород и Зеленоград. В течение более тридцати лет я бывал в России каждый год, иногда по несколько раз, но после 2011 года ни разу не ездил туда.

БЕЛЫЕ НОЧИ ДО- И ПОСТ- ИНДУСТРИАЛЬНОЙ ВЕРБАЛИЗАЦИИ ДУХА ВРЕМЕНИ. ЧАСТЬ 3 – ВЕНТИЛЯЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ГОРОДА «Х»

Важной частью психического звукового ландшафта Хельсинки в моём детстве был muzak. Помню, как эта специально нединамически спродюсированная, анонимная фоновая музыка звучала в коридорах частной клиники, куда я ходил к врачу из-за астмы. Она действительно имела анестезирующий эффект, которого добивалась Muzak Corporation, корпорация, которая её придумала.

БЕЛЫЕ НОЧИ ДО- И ПОСТ- ИНДУСТРИАЛЬНОЙ ВЕРБАЛИЗАЦИИ ДУХА ВРЕМЕНИ. ЧАСТЬ 2 – МОЛОДОЕ ИСКУССТВО СТРАНЫ СОВЕТОВ И ЗАГРАНПАСПОРТ ГУНДЛАХА

Мы с Ансси пришли на очередные переговоры, где нас ожидали три человека в строгих костюмах. Когда мы попытались выяснить, в чём дело, они ответили, что Гундлаху нельзя давать паспорт, потому что у него нет работы. Я спросил у костюмов, не могли бы они ему быстренько оформить официальную работу, на что те мне ответили, что это невозможно, потому как в СССР безработицы и безработных нет.

БЕЛЫЕ НОЧИ ДО- И ПОСТ- ИНДУСТРИАЛЬНОЙ ВЕРБАЛИЗАЦИИ ДУХА ВРЕМЕНИ. ЧАСТЬ 1 – КГБ-ШНАЯ ПРОСЛУШКА И УРОКИ КЕЙДЖА

Два года спустя, в 85м году на тот же фестиваль приехал Дерек Бейли, и я снова очутился там. Бейли во многом был противоположностью Кейджа: свободный импровизатор, стиль и звучание которого можно всегда сразу узнать, хотя на словах он давал понять обратное, используя, говоря про свою игру, термин «нон-идиоматическая импровизация». Кейдж же был известным противником свободной импровизации и считал, что она полна повторов и клише. Тем не менее, концерты Бейли были для меня настоящим откровением, и я стал пытаться играть в его стиле.