rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Гарик Осипов

Гарик Осипов


Георгий Осипов родился 17 марта 1961-м году в Запорожье. Отец – Саладдин Чарчани. Мать – Осипова Людмила. В Запорожье провел большую часть жизни. Дольно рано и без посторонний влияний (старший брат, умный дядя и т.п) увлекся музыкой и «праворадикальными идеями», единственной попыткой объединить которые в ту пору, ему виделся опыт Чарльза Мэнсона. С малых лет ненавидел творческую интеллигенцию. Учился очень плохо (точнее – ничему не хотел учиться у посторонних), параллельно собирая отщепенцев для создания «организации» при полном безразличии властей. Аттестата не получил; в дальнейшем старался работать как можно меньше. В 1995-м году по совету Бори Симонова пришел на Радио-101, где в течение шести лет вел программы «Трансильвания беспокоит» и «Школа Кадавров». Записал с ростовской группой «Запрещенный барабанщики» альбом «Еще раз о Чорте» (2001), опубликовал сборник рассказов «Товар для Ротшильда» (2003?). Регулярно выступает с камерными концертами вместе с Германом (сын от первого брака) или в одиночку. Год назад взял в жены Ирину Шафир, ближайшую подругу последних лет. Не любит спорт, джаз и всех, кто живет за границей. Выпивающий. Любимые группы: Cactus, Budgie, Mountain, Black Sabbath, Rush и т.п. Цель жизни по-прежнему – дожить до некрологов кому следует. Энциклопедист, музыкант, писатель, график и просто неординарный Человек.

Статьи автора:

ДЕНДИЗМ КАК ВОЛЯ К ЖИЗНИ (ЖИЗНЬ МОДЕ НЕ РОДНЯ)

Тоже знакомая картина. Начало 70-х, суббота, звезды. Толпа на танцплощадке и вокруг нее. Пальцы на шершавом цементе ограды. Непонятно для чего собрались, но и не расходятся. Невзрачный очкарик уныло тянет «Child in time» и никак не может раздухариться – разораться. Топчутся на сцене, топчутся внизу. И не разойдутся, пока каждый не получит то, за чем пришел. Пока не воздастся им за явное усердие и покорность согласно их тайным вожделениям. Кто-то даст по морде, кто-то получит, кто-то подхватит заразу, кто-то потеряет невинность, кто-то попадет в колонию, кто-то примет твердое решение организовать такой же ансамблик, кто-то поймет, что многие неприличные вещи у мужчин получаются лучше, несмотря на партбилет.

КОНСТАНТИН БЕЛЯЕВ И БУРЯ РАВНОДЕНСТВИЯ

Конечно, озорные песни меня ошеломили, с помощью куплетов таинственный голос повернул меня лицом к реальности во всеоружии. Но абсолютным фанатиком Беляева я сделался, лишь открыв его романтические песни. Ритмичная лирика вывела на тропу Магического Джихада. Скажу больше – я начал постигать лирику зарубежных композиторов, баллады солидных певцов только после Кости. Хампердинк, Азнавур, Поль Анка, Трини Лопец стали понятны мне через беляевские напевы. Важная деталь – я отыскивал не у Беляева отголоски Рафаэля, Адамо, Бобби Дэрина, наоборот, улавливал Костины интонации у заграничных исполнителей. Только благодаря этому парадоксальному опыту мне удалось принести сквозь годы искреннюю любовь к тем и другим.

АМБИВАЛЕНТНЫЙ ШПРИЦ ЦВЕТУЩЕЙ ЖИВУЧЕСТИ. «К ТУХЛОМУ ПРИПРАВЫ НЕТ»

Грэм Бонд не лез в Валгаллу, подобно некоторым белокурым бестиям. Его магия сугубо наша, черноморская. Все, что он делал, звучит, словно на запись к Северному привели Эрика Долфи и Джона Колтрейна, и те, распив пару бутылок виски из «Березки» задудели, толком не понимая, чего от них хотят. Несмотря на жизнерадостный, неготический характер его музыки в чашу земных радостей Грэма Бонда были обильно подмешаны наркотики. Благодаря им жизнь «сына Алистера Кроули» оборвалась на рельсах лондонской подземки.

ЕСЛИ БЫ ЗЕБРЫ МОЗОЛИЛИ ГЛАЗА ТАК ЖЕ НАЗОЙЛИВО, КАК СОДОМИТЫ, ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ДЕТИ РОЖДАЛИСЬ ПОЛОСАТЫМИ

Рожденным из шепота и крика голубых и розовых предавать не впервой. Сначала действительную родину. Потом ипотечное, придуманное государство-урод. Режим-замысел, нечто среднее между Казантипом и радиорынком. Отсюда вместо полноценной музыки – свернутый кран в уборной, чьи стены теперь чисты, ибо все пидоры говорят о себе в интернете. Вместо смерти – полутрупы, верхняя часть сизая мертва, только ножки шевелятся и жопка действует. Как третий мир без СССР. Отвечая на заигрывания «среднего класса» мы погубим последний, призрачный шанс на революцию!