rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Moonspell. part 1: между тьмой и надеждой


 

“Смерть оказывает на жизнь величайшее влияние”

Ф. Рибейро, философ и музыкант

 

Про Португалию, где парламент работает всего три дня в году, есть не очень лестная современная поговорка, мол, у этой страны европейское лицо, а всё остальное – от Третьего мира. Не стану спорить с тамошними остряками, им виднее. Про португальскую рок-музыку в контексте Европейского союза и всего остального мирового сообщества тоже кое-что сказать можно, но немного. Хотя, чем больше узнаёшь о содержательной стороне деятельности единственной достойно этаблированной португальской группы Moonspell, тем больше кажется, что таких творческих единиц не может быть в изобилии. Moonspell – одна из немногих групп, которая гармонично на уровне искусства объединяет в себе сразу четыре идеи: музыкальную, текстовую, имиджевую и культурологическую. Причём, смысловая нагрузка текстов часто настолько глубока, что выдавливает из общей фактуры всё остальное. По этой причине ограничиться одним биографическим очерком крайне трудно, а любая беседа с вокалистом и главным идеологом всего явления Moonspell очень выстро выходит за рамки разговоров о музыке и перерастает в философскую беседу на темы духовности, бренности, искусства и национальной культуры. Позволю себе цитату из одного португальского музыкального журнала: “Moonspell, как рок-группа сделала для португальской культуры больше, чем предназначенные для этого правительственные институты”. Политикам не совестно, а для отдельно взятого музыкального коллектива – признание. За годы творчества в музыку Moonspell добавлялось всего по-немногу, но зерном оставался мрачно-красивый, когда жестокий и грубый, когда нежный и хрупкий, в меру оккультный DARK-METAL.

“То, что группа из Португалии, не принесёт ей много доверия. Особенно если речь идёт о metal-группе, – нет традиций. Это никому не интересно. Из-за отсутствия структур у себя на родине, нам приходится работать в 10 раз больше европейских или скандинавских коллективов”. Слова Фернандо Рибейро характеризуют всю карьеру этой примечательной формации. Безо всяких скидок. В 1989 году в небольшом посёлке Brandoa в пригороде Лиссабона не то что найти помещение для репетиций было сложно, вообще сама идея подобного времяпровождения вызывала сочувственные взгляды набожных земляков. Тем не менее, вокалист Фернандо, бас-гитарист Арес и ещё пара мутных персонажей организовали сразу две группы: Morbid God и Archangel. “Решение ввязаться в музыку пришло после встречи с Quorton из Bathory в 89 году. Пожалуй, это оказало на нас сильнейшее влияние”. Про Archangel вскоре пришлось забыть из-за нехватки сил: они ушли на поиски инструментов, подходящей базы и сочинения первой песни. “Мы по сей день флиртуем между death, heavy, darkwave и gothic. Так что вкусы наши формировали помимо Bathory Venom и Celtic Frost на пару с Sisters Of Mercy и Fields Of The Nephelem. Отдельно уважались пре-heavy-metal группы Led Zeppelin и Black Sabbath. Потому что они всегда старались внести в свою музыку визуальность”. Не стоило забывать о Dead Can Dance и большом количестве фолка южных и восточных корней. Первую песню “The Fever” группа в муках записала почти на коленке в конце 90 года, но с мазохистской самокритичностью было решено, что в профессиональную студию идти рановато. К тому же половина группы тут же отправилась топтать плац, и проект самозаморозился на год. Оживление пришло с появлением гитариста Mantus. Крохотный лейбл MTM предложил молодому коллективу поучаствовать в двойном сборнике португальских рок-групп. Так что было решено не упускать такую возможность и записать более глотабельную песню. Ей стал промо-трек “Serpent Angel”, благодаря которому Morbid God начали поступать предложения от мелкоформатных контор об издании чего-нибудь таких же размеров. Но по словам спикера Фернандо, они на протяжении всей карьеры сохраняли и сохраняют некое сумашествие и никогда не бывают полностью довольны результатом. Так что все предложения в те зелёные годы были отвергнуты: вместо этого значительной редакции подвергся сам коллектив. Был уволен оригинальный барабанщик, принят новый гитарист Майк и изменено название на Moonspell. “Октябрь 1992 – это и было настоящее начало для нас”. К январю 93 появилось самофинансируемое профессиональное демо “Anno Stanae” о трёх песнях, которое стало классикой dark-metal. В своих первых текстах будущий философ Рибейро промышлял на ниве космического оккультизма и разной псевдо-сатанинской чепухи, что, к счастью, быстро сошло на нет, уступив место по очереди вампирам, оборотням, поведению социума и очень тонким наблюдениям за мрачными сторонами человеческой сущ/чности. Демка принесла Moonspell первый контракт с французским “значком” Adipocere, для которого они через год записали мини-альбом “Under The Moonspell”(94). Уже на нём в том или ином виде фигурировали все составляющие будущего имиджа португальцев: классический дарк, вампирический эротизм, демонизм и едва читаемый аспект португальской культуры. “Under The Moonspell” подарила группе первых ярых фэнов, для которых до сих пор по особым праздникам в сет-лист вставляются обе части “Tenebrarum Oratorium” и “Opus Diabolicum”.

В процессе записи в группе снова появились новые лица: гитарист Tanngrisnir и клавишник Pedro Paixyo. В таком составе Moonspell начал раскручивать свою концертную деятельность: несколько концертов в крупных португальских городах и разогрев заезжих в Лиссабон “звёзд” Cradle Of Filth, Cannibal Corpse, Anathema и Samael. “Мы рассылали копии этого альбома по другим лейблам, чтобы выбраться из андерграунда. Мечтали о Century Media, у которых тогда были подписаны великолепные Samael и Tiamat. И когда позвонил их менеджер, то мы выпали из реальности и сразу на всё согласились”. По контракту Moonspell были обязаны выдоить из себя 6 альбомов. Первенцем стал “Wolfheart”(95); к его продакшну приложил усилия именитый Waldemar Sorychta. Группа сразу теряет обоих гитаристов и рекрутирует Ricardo Amorim. Но альбом, не смотря на отличные песни “Vampiria” и “Alma Mater”(c высказываниями португальского диктатора Салазара) продавался очень плохо. Отдельные концерты на родине и в Англии не спасали ситуацию – было необходимо солидное европейское турне. И Moonspell получили его в виде 7-и недельной поддержки Morbid Angel в их Domination Tour’95. Лейбл срочно переиздал “Wolfheart”в диги-паке, напечатал мерчендайзинга, и публика въехала. По завершению турне, Moonspell продали 50 тысяч экземпляров альбома, в который никто кроме них не верил, и перекрыли все продажи своего хэдлайнера. Португальцы отыграли ещё один тур с Tiamat, стали любимцами в Польше и Чехии, удачно навестили несколько хороших фестивалей и приступили к записи своего второго культового альбома “Irreligious”(96). Между делом был сыгран очень важный для Moonspell сет на фесте Out Of The Dark (c Crematory, The Gathering и Secret Discovery). Так группу открыла для себя готик-аудитория, которая с большим энтузиазмом приняла несколько новых треков будущей пластинки. “Irreligious” продемонстрировал желание Moonspell измениться как в текстах (Рибейро занялся вопросами религии, мифологии и свободы духа), так и музыкально. Звук стал более читаемый, мелодии европеизировались, и появилась готическая хитовость (“Opium”, “Ruin And Misery”). Песня “Opium” и снятый к ней на узких улочках Лиссабона клип вызвали ряд возмущений религиозного и морального характера, но фэнами полюбились сразу. Кое-кому не понравилось, что в песне описывается использование творческими людьми опия для расширения сознания… Вокальные успехи Фернандо ограничивались говоряще-поющими и brutal партиями, но это шло только на пользу: его бархатный баритон действительно гипнотизировал и заполнял пространство. “Irreligious” пробивает германский Топ-50 и попадает в большинство европейские рок-чарты, группа становится открытием 96 года, оставив позади себя Korn и Marilyn Manson. Следуют туры со своими недавними кумирами Samael и Type O Negative. “Это был незабываемый жизненный опыт и ярчайшая страница в нашей истории!” Эмоционально заряженные и с хорошими продажами в кармане, Moonspell отдыхают и собирают идеи для следующей пластинки. Но так ведь не бывает в нашей убогенькой незначительной жизни: за всё нужно расплачиваться (за хорошее настроение, любовь, честность, доверие, добро, успех и тд.). Эйфория успешных концертов последних лет сменилась осознанием гниющего кризиса в рядах коллектива. Друг и соратник Фернандо, бассист Арес окончательно забылся, решил себя в рамках группы позиционировать как отдельную творчески независимую личность, раскритиковал новые идеи и попытался расколоть группу. Парниша оказался редкостным мудаком. Он пожал всем руки, пожелал удачи и якобы ушёл. После чего спёр демо-записи нового альбома, зарегистрировал новые песни и название Moonspell на своё имя и пригрозил судебным иском против остальных музыкантов, тем самым поставил под удар не только контракт с Century Media, но и будущее проекта. Вобщем, вместо того, чтобы спокойно записать “SinPecado”, мунспеловцы занялись тяжбами по судам, защищая своё добро. И защитили, и нового бассиста нашли (Sergio C.), и альбом записали. Правда, Соришта на этот раз работал рутинно и без огонька. Движущей оккультной силы dark-rock на “SinPecado”(98) было не много, так же как и самого рока. Moonspell решили пойти поперёк сформированных вкусов своей же фэн-базы и замешали рискованный darkwave с типичным no-future настроением, южным колоритом и сильным эротическим контекстом. Выход альбома предварял двойной EP “2econd Skin” с кавером Depeche Mode “Sacred” и live-треками. Впрочем, изюминки и хорошие песни на головном альбоме были: “Dekadance”, “2econd Skin”, “Abysmo”. И красная тряпка для католической церкви в виде “Let The Children Cum To Me…” (о педофилии, одно время процветавшей в Португалии “с Божьей помощью”). Но как и положено в среде нетерпимых хэдбэнгеров, экспериментальная звуковая оболочка испортила весь кайф. Фернандо: “Определённо мы не помешаны на нашем корневом звуке и предпочитаем медленно и уверенно эволюционировать. В нас есть авантюризм…люди должны всегда ожидать неожиданное”. В описываемом 98 году трое участников Moonspell, за исключением барабанщика Майка Гаспара решили доказать, что metal forever и организуют разовый студийный black-metal проект Daemonarch (альбом “Hermeticum”).

На момент создания следующего регулярного альбома “The Butterfly Effect”(99) биография Moonspell пополнилась ещё огромным количеством выступлений от Южной Америки до Турции, всеми ведущими метал-фестивалями и именным турне на 50 концертов по Европе. “The Butterfly Effect” оказался столь же противоречивым, сколь неожиданным, мощным, контрастным и интересным. Он посвящался матриологической концепции основанной на том, что незначительные проявления в атмосфере и мелкие случайные факторы могут вызвать глобальные природные катастрофы. Инструментальная часть пластинки соответствовала содержанию: спокойные начала перерастали в агрессивный рифовый кач, простоту часто сменяла сложность на уровне организованного хаоса. “Конечно, это метафора. Я хотел напомнить о важности мелочей в нашей жизни”. Впрочем, песня “Lustmord” исследовала серийных убийц. Фернандо, сам начинающий писатель и большой чтец, продолжает: “Литература оказывает на меня огромное влияние, например, текст для “Disappear Here” написан под воздействием Brad Easton Allis, а скрытый шумовой трек “Christ Disease” демонстрирует текст William Burrows”. И кроме того, самого Рибейро, который, не умея, пытался сыграть сам на всех инструментах. Чтобы добавить живой струи, контролировать работу “The Butterfly Effect” было поручено английскому продюссеру Andy Reilly в лондонской Trident Studio. После записи Moonspell в ноябре 99 укатили в свой первый американский тур поддерживать In Flames и Amorphis. Самих португальцев позже в Европе сопровождали Kreator и Novembre. Итого, при всех прогрессивных плюсах работа оказалась ещё более экспериментальной и слишком эгоистичной по отношению к поклонникам. Но в буклет по прежнему стоило заглядывать, чтобы почитать умные и богатые образами тексты.

Смена тысячелетий прошла для группы в заботах по обустройству собственной студии “Inferno” (“Надоело играть по грязным гаражам!”) и в думах, как помириться с фэнами первой волны. Вокалист параллельно занимался выпуском своего первого поэтического сборника “Como escavar um abismo” в духе Бодлера и Милтонса. Что касается нового производства и обязательного стилистического обновления, то в 2001 году у Moonspell началась финская готическая стадия. Финская – потому что все работы над альбомом “Darkness And Hope” велись в Finnvox Studios под руководством очень разборчивого Hiili Hiilesmaa. Готическая – потому что готическая мелодика, театральность и налёт готического мэйнстрима (HIM, The 69 Eyes, Sentenced) стали связующим звеном новых идей музыкантов, выгодно оттеняя все экзотические пунктики Moonspell. И наконец, сам факт появления португальцев в стране Суоми воспринялся умами и сердцами готов как само собой разумеющееся. Получился очень хороший, подвижный, понятный всем альбом, с тяжеленной ритм-секцией и мифической атмосферой. Фернандо стал больше петь чем говорить, не забывая про экспрессивные проявления своего голоса. Но главное – коллекция удачных песен: “Darkness And Hope”, “Nocturna”, “Ghostsong”, “Heartshaped Abyss”, “How We Became Fire” – мурашек не пересчитать. На сладкое – бонус на родном языке и кавер Оззи Осборна “Mr.Crowley”. Трек “Darkness And Hope” посвящался жителям небольшой португальской деревни Saboa, с самым высоким и необъяснимым уровнем самоубийств. “Эти вибрации в Сабоа везде и сконцентрированы так, что ты их физически ощущаешь, даже когда покупаешь сигареты или пиво. Вообще в португальской литературе тема самоубийств и смертности занимает особую роль, это особенно касается южных регионов. Люди ездят на машинах там как в последний раз”. Новые американские гастроли с Lacuna Coil тоже были удачными…

Финская история продолжилась и со следующим альбомом “The Antidote”(2003), последним по бандитскому контракту с Century Media. Для начала в Португалию был приглашён по старой памяти Вальдемар Соришта – проследить за подготовкой к записи. Саму запись и продюссинг осуществлял уже на финской территории товарищ Хиилесмаа. Бюджет у коллектива был небольшой, но Фернандо с большим удовольствием вспоминает те три недели проживания в Хельсинки. “Многие группы берут с собой Playstation. А мы, чтобы сохранить дух родины, прихватили типичной португальской еды и ротвейна. Покурить нашли уже в Хельсинки. Поэтому вечера после студии мы проводили в снятой квартире за хорошей португальской едой, вином, долгими беседами и счастливым ощущением семьи. Как будто мы были не в Финляндии и даже не в этом веке. Мы не смотрели “ящик”, не знали о войне в Ираке, ничего. Были только мы сами, наш альбом и иногда вылазки в город, например, на концерт Katatonia”. Хиилесмаа всё сделал вовремя и в лучшем виде: у Moonspell появились более грубые гитары, менее отшлифованный вокал и прибавилось атмосферности. Фернандо прибавил в гроулинге и звучал в этом смысле очень респектабельно. Жёсткие песни “In And Above Man”, “From Lowering Skies” уравновешивались приятными среднетемповыми “Crystal Gazing” и “A Walk On The Darkside” или совершенно тёмной “Lunar Still”(описывается человек, смотрящий из окна на приближающийся туман, в то время, как туман сам смотрит на человека). На тот момент группа снова осталась без бассиста, – выручил приятель Niclas Etelavuori из Amorphis. У альбома “The Antidote” была ещё одна особенность. Португальский писатель Jose Luis Peixoto, впечатлённый музыкой Moonspell, предложил написать книгу с настроением и по мотивам “The Antidote”. Вокалист Фернандо, как одержимый литературный маньяк, и остальные музыканты целиком поддержали эту свежую идею, да и лейбл ничего против не имел. Так что первые 2 тысячи “The Antidote” пошли в продажу в португальские книжные магазины в качестве приложения к книге. А для основной версии альбома был сделан англоязычный перевод и оформлена впечатляющая мультимедийная часть: можно было проникаться качественным dark-metal и листать на компьютере виртуальную книгу! Альбом разгонял реальный хит – сингл “Everything Invaded” и отличный клип на эту песню, опять же в любимой манере лесных братьев-финнов. Найдя временную замену бас-гитаристу в лице Aires Pereira, в 2003 году после выхода обласканного критиками “Противоядия” Moonspell откатывают летние мероприятия и супер-тур с Type O Negative и Cradle Of Filth. С повторным заездом в наши края.

И жизнь на этом не закончилась! Возможно, в случае Moonspell она не такая насыщенная в последние пару лет как им самим хотелось бы. Но фэнам есть чему радоваться. В 2004 году группа записала песню “I Will See You In My Dreams” для португальского кино-ужастика. Рибейро спел дуэтом с вокалисткой группы Volstad песню “Apart” для трибьюта The Cure и подготовил новый сборник стихов “As feridas essenciais”. Этой осенью группа собралась букировать студию для записи нового альбома. Подготовка к нему уже пару лет ведётся в стенах родной студии “Inferno” под контролем необидчивого Соришты. Рибейро: “Новые песни возбуждают меня и постоянно отправляют в путешествия по исследованию собственного “я”. Они глубоко атмосферные, по прежнему мощные и эпические”. По самым оптимистическим прогнозам будущий релиз появится в начале 2006 года, хотя до сих пор не ясно, кто его будет выпускать. Наконец, поклонников Moonspell уже потряхивает в ожидании выпуска полноценного DVD “Lunar Still” с массой концертных съёмок, полным набором всех видео-клипов, описанием производтства самых свежих из них и документальным фильмом о месте происхождения коллектива. Месте, где португальцы черпают вдохновение и спиритические силы. Где для Moonspell сливаются воедино жизнь, искусство и смерть. Рибейро: “Я терпеть не могу, когда искусство очевидно. Не выношу, когда не обязательно поразмыслить, чтобы его понять. Поэтому я приветствую истории, у которых нет определённого конца. А мои любимые персонажи – те, которые обладают двойственностью. Видимо, слишко много читал Оскара Уайльда…”

ЧАСТЬ 2 >>>

Ян Федяев


www.moonspell.com – официальный сайт

Читать другие очерки >>>

 

 

 

 

 

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.

Скопировано!