rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Величайшие музыканты мира. Владислав Макаров. Часть 2.

ФСК 2005 фестиваль Сергея Курехина - Москва, Дом экспрессивное соло Макарова
ФСК 2005 фестиваль Сергея Курехина — Москва, Дом экспрессивное соло Макарова

8. Трио Влада Макарова (1983-86 гг.: Трио Макаров / Летов / Кондрашкин).

Как только предоставляется возможность, дуэты Макарова — / Летов и Макаров /, /Макаров и Кондрашкин/ — объединяются в трио. За четыре года своего существования трио Макаров / Летов / Кондрашкин дало множество концертов по всей России, особенно в Москве, Ленинграде, Риге и Смоленске, на которых на суд публики выносилась музыка, не имеющая настоящего аналога в стране: «У нас было звучание Peter Brotzmann Group, а амбиции трио Ганелина». Некоторые из их композиций можно услышать на диске «Recordings of 1983-1984», выпущенного Кондрашкиным.

Начиная с 1984 года вместо Александра Кондрашкина иногда играет Михаил Юденич, ударник группы «Зга», который войдет и во второе трио, созданное виолончелистом: «В тот момент я по-настоящему почувствовал свою оппозицию по отношению к эстетике постмодернизма и общественно-культурным торжествам, которые, по-моему, слишком быстро возводили художников и актеров в ранг звезд. (…) Я отдалился от стилистических форм, признанных Ганелиным и его трио, и больше не видел смысла в сотрудничестве с Курехиным, поскольку на сцене отныне требовалась эксцентрика, и, соответственно, его театрализованные представления стали несовместимыми с моей собственной музыкой».

«Создавая трио, я надеялся, что через него смогу полностью реализовать все свои художественные идеи. Кроме того, я хотел создать коллектив в противовес Трио Ганелина. Со своей стороны, Кондрашкин пытался найти компромисс между нашей музыкой и своим увлечением роком. Однажды я слушал в его присутствии диск, в записи которого он лично принимал участие, это был альбом группы СТРАННЫЕ ИГРЫ; он был потрясен и рассыпался в извинениях…».

Окончательно сотрудничество с Кондрашкиным было прервано в 1986 году. Диск под названием «Antonius’ Birthday Party or The Andropov’ Death» («День рождения Антония или Смерть Андропова») предлагает запись выступления трио Макаров / Летов / Юденич, состоявшегося 11 февраля 1984 года в Риге. При прослушивании альбома возникает тесная ассоциация с английским коллективом «Company».

Это суховатая музыка, в которой присутствуют резкие переходы, скачки и откровенные расколы. Смычок Владислава Макарова совершает по-настоящему судорожные движения, он врезается в пронзительные звуки саксофона Летова. Ударные Юденича при этом не определяют ритм музыкальных фраз, а скорее, в сумасшедшем порядке расставляют в них знаки препинания. Прислушайтесь к сменяющим друг друга каскадам виолончели, чей звук перекрывается оглушающим голосом альта, а чуть дальше слышится лихорадочная трель сопрано, неуклюже вступающая в общий хор, за ней — снова звуки кларнета, которые почему-то раздваиваются…

В Риге Макаров и Летов знакомятся с саксофонистом Александром Аксеновым, лидером группы АТОНАЛЬНЫЙ СИНДРОМ, работающей в стиле оппозиционного рока. Хотя Макарову было предложено несколько новых возможностей игры, он остался верен собственному проекту:

ДК им Горбунова концерт 1989 Fred Frith - Chris Cutler - Влад Макаров
ДК им Горбунова концерт 1989 Fred Frith — Chris Cutler — Влад Макаров

«Аксенов организовал множество концертов, на которых мы играли вместе. Летову очень понравилось, мне, однако, не слишком импонировал их стиль, близкий к стилю «free bop». В глазах публики Аксенов является крупным профессионалом, в отличие от нас, которых считают экспериментаторами и авангардистами. (…) В его группе был пианист, которого звали Олег Гарбаренко — это чрезвычайно неприятный человек и эксцентричный музыкант, рядом с которым Курехин — просто мальчик из церковного хора… Он всегда играл в бешеном ритме и порой впадал в какой-то транс. Некоторое время спустя он сошел с ума и умер. И они еще хотели, чтобы я стал членом этого дьявольского сборища! (…) Однако, несмотря ни на что, ведь именно благодаря им я познакомился с Николаем Судником…

9. 1985-1990: Трио Макаров / Дудкин / Юденич

Сергей Летов, слишком занятый созданием собственного коллектива Три-О, уже не мог выделять достаточно времени на то, чтобы поддерживать трио Макаров / Летов / Юденич. Тогда на его место приглашают гитариста Валерия Дудкина. Музыка коллектива становится в это время более шумной: «Мы вписывались в направление «american loft» Джона Зорна, Генри Кайзера и других… В то время Дудкин был уже известным гитаристом, своего рода Генри Кайзером русского авангарда, признающего ту же эстетику, ту же технику».

Единственной записью этого трио стала сюита «Incomplete Tendencies of Meta-Reality» (включенная в пластинку «Документ», Leo Records) — отрывок концерта, прошедшего 24 марта 1989 года в Харькове: потрясающий отрывок, взрезанный слишком мрачными, наращивающими темп ударными, над которыми поднимаются постепенно звуки виолончели и гитары. Царящий сумрак разрывается несколькими вдохновленными отрывками, среди которых великолепная партия Макарова… на фортепиано!

Продолжая работать в том же стиле, квартет, в состав которого входили Макаров (виолончель) / Валерий Дудкин (электрогитара, ударные) / Николай Судник (электросаксофон, клавишные) / Эмилия Лосева (вокал), в мае 1985 года записывает на студии Лео Фейгина несколько композиций, вошедших в тот же третий выпуск антологии, посвященной «Золотым годам нового советского джаза»; Макаров играет там на виолончели, которую с блеском сочетает с электрической гитарой.

10. Кратковременное сотрудничество

Наряду со своими (практически) привычными коллективами и долгосрочными обязательствами, Макаров будет эпизодически работать с некоторыми другими мастерами русской авангардной сцены. Прежде всего, можно отметить Валентину Пономареву, с которой Макаров регулярно сотрудничал; несколько их совместных работ были изданы на пластинке «Collected Works», выпущенной Сергеем Летовым, а затем певица пригласила его для записи своего диска «Соблазн».

Макаров пересекся и с другой русской дивой, Сайнхо Намчилак, вместе с которой он и коллектив Три-О принимали участие в записи музыки к фильму «Мастер и Маргарита» Юрия Зморовича. Во второй раз они встретятся в восьмидесятых годах во время концерта в американском посольстве в Москве, а также на гастролях Московского оркестра композиторов в Германии.

Также можно отметить работу с авангардной рок-группой ЗГА, которая продолжается вплоть до начала девяностых годов. В этом коллективе Макаров вновь встретится с Дудкиным и Юденичем, а все остальные участники группы станут называть его своим «крестным отцом»… Начиная с 1992 года, Макаров уже не играет вместе с Дудкиным. В период с 1992 по 1995 года он сотрудничает с другим гитаристом, Александром Нестеровым.

В том же 1992 году Макаров знакомится с пианистом Владимиром Миллером, который пригласит виолончелиста в свой Московский оркестр композиторов. Их сотрудничество продлится вплоть до 1999 года, когда он с некоторыми другими музыкантами войдет в состав квартета «Вспышка» (Макаров / Миллер / Юденич / Сивков или Летов, в зависимости от концерта).

В 1995 году Макаров формирует квартет, состоящий из Михаила Юденича (ударные), Андрея Бавченкова (синтезатор) и своего сына Евгения Макарова (электрогитара), который делает свои первые шаги в музыке. Этот коллектив отправится на гастроли в Германию (Дортмунд, Мюнстер, Хаген…) и пригласит к сотрудничеству некоторых местных музыкантов, таких как Эргард Херт и Мартин Верборг.

После встречи с тромбонистом Вячеславом Гайворонским, произошедшей в 1992 году в Екатеринбурге во время Международного смоленского фестиваля, и после совместного с ним участия в выступлениях Московского оркестра композиторов, между двумя этими музыкантами завяжутся тесные рабочие отношения, которые продлятся с 1999 по 2000 год, и результатом которых будут регулярные совместные выступления на Пушкинской — 10 в Санкт-Петербурге, в частности, концерты, где они будут играть трио с Ником Рубановым. Запись одного из таких концертов представлена на диске «Музыка вне времени».

Кроме того, Владислав Макаров и один из его партнеров в Московском оркестре композиторов, Алексей Айги, претворят в жизнь свои многочисленные музыкальные находки, выступая дуэтом или трио в 2000-2002 годах.

 

11. Иностранные музыканты.

Соло перформанс - виолончель препарированная фольгой
Соло перформанс — виолончель препарированная фольгой «Музыка-не-в-себе» — в московском арт-центре им . Зверева 2000г.

Несомненно, Владислав Макаров — это один из тех русских музыкантов, которым посчастливилось играть с огромным числом иностранных джазменов и других музыкантов-экспериментаторов.

Он принимает участие в концертах немецкого кларнетиста Ганса Кампфа (июнь 1981), американского пианиста Джона Фишера (июнь 1981, 1982), английского саксофониста Элтона Дина (1983), когда те приезжали в Ленинградский клуб современной музыки. Кстати, с Гансом Кампфом Макаров встретится еще раз в 1984 году, а затем в 1988 году в рамках Таллиннского джазового фестиваля, где они вместе с Валерием Дудкиным и Михаилом Юденичем сыграют квартетом.

Гораздо более важной, ввиду близости выбранного музыкального направления, для Макарова станет встреча, которая состоится 13 июня 1989 года: «Чрезвычайно важным событием для нас стал приезд в Россию гитариста Генри Кайзера и пианиста Грега Гудмана. Генри божественен! Курехин стал первым, кто сыграл с ним. Дудкин и я играли с ним дважды, в Санкт-Петербурге и в ДК им. Горбунова в Москве. Это было потрясающе! Мы играли, не испытывая ни малейшего стеснения. Казалось, сам Кайзер был удивлен результатом. Позднее мне довелось принять участие в студийной записи игры Грега Гудмана в Москве. Грег на самом деле… отличный парень!».

Две композиции, записанные тогда, можно найти на диске «Макаров и друзья». Первый отрывок представляет собой минималистскую пьесу, исполненную дуэтом Макаров / Гудман, в которой пианист перебирает клавиши своего инструмента в ответ на глиссандо виолончели. Вторая композиция, которую играет квартет, исполнена в том же духе.

В том же 1989 году Макаров играет с Фредом Фритом и Крисом Катлером в Москве, а затем с кларнетистом Мишей Лобко (в Москве на Архангельском фестивале) и виолончелистом Дидье Пети (Архангельский фестиваль). Спустя два года, во время турне по Украине Макаров знакомится с французскими музыкантами из коллектива ARFI 29, в частности, с контрабасистом Жаком Сироном (который потом запишет диск с Петрасом Высняускасом) и тромбонистом Ивом Робером.

В 1991 году состоялись первые концерты Макарова на Западе. 5 февраля он выступал немецком городе Бохуме, сначала соло, а потом квартетом вместе с пианистом Мартином Теререм, саксофонисткой Наталией Пшеничниковой и гитаристом Эргардом Хертом, они играли резкую, громкую музыку, к которой были добавлены бешеные звуки, извлекаемые смычком Херта из его инструмента. Макаров играл с этим гитаристом и в Мюнстере (1991, 1995), и в Смоленске (1992), и сохранил от этих встреч очень теплые воспоминания:

«После тех совместных выступлений в Германии в 1991 году, я почувствовал себя удивительно свободным от всех тех комплексов, которые могут возникнуть по отношению к западным музыкантам. Именно благодаря такому душевному спокойствию я смог в следующем году организовать гастроли в Берлине, на которых я выступал совместно с этим замечательным коллективом Mitropera Europium».

Этот проект, организованный в зале Подевиль, объединил множество музыкантов, в числе которых были Томаш Станко, Мэгги Николс и Ма-Лу Банжертер… Позднее Макаров сыграл дуэтом с потрясающим саксофонистом Альфредом Хартом в рамках фестиваля «Открытая музыка» в Санкт-Петербурге.

Параллельно Владислав Макаров занялся организацией музыкальной части Смоленского международного благотворительного фестиваля, который проходил всего лишь дважды: в 1991 и 1992 годах. В 1992 году в рамках этого фестиваля в Смоленск приезжали шведский саксофонист Дрор Фейлер со своей группой «Lokomotive Konkret», швейцарский дуэт Эйкенбергер / Клаудиа Биндер, коллективы «Fahr Art Trio», «Duo Fatale «, «Allemands Erhard Hirt «, Гейнц-Эрик Гёдке и Ганс Шаттлер, «13th Pride «, «Exitin’ Strings’ of Dryblatt » и английский дуэт Владимир Миллер / Алекс Колковский. Члены групп выступали в различных сочетаниях, и виолончелисту удалось сыграть с большей частью приглашенных музыкантов.

Из этих музыкальных альянсов родилось два серьезных сотрудничества: работа с тромбонистом Гёдке (Вологда — 1994 год, Гамбург — 1996 год), а также с саксофонистом Дрором Фейлером: «Я часто играл с этим первоклассным саксофонистом. Для меня он — один из лучших музыкантов Европы! Чрезвычайно странно, что его недооценивают. Дрор — «суперэкспрессионист»! Он один из моих самых любимых партнеров на сцене, и мой хороший друг. Нашим лучшим концертом, несомненно, стал тот, который мы играли втроем с Михаилом Юденичем в Санкт-Петербурге во время фестиваля S.K.I.F.-3. (Смоленский международный фестиваль)».

В 1995 году Макаров встречается с виолончелисткой ЛаДонной Смит, а позднее — с одним из удивительных любителей устной поэзии: «Фил Минтон просто фантастичен! Мы играли дуэтом в Вологде 34 в 1995 году, и квартетом вместе с Эдвардом Сивковым и Михаилом Юденичем на фестивале в Архангельске с 1996 году, а затем еще и в Екатеринбурге и Ярославле. Минтон обожает Россию, у него типично русская душа…».

Во время своего пребывания в Лондоне в 1996 году, Макаров знакомится с членами группы «B-Shop For The Poor», чья музыка отличалась особенным оригинальным звучанием. Позднее, в 1997 году в Архангельске он встречается с японским пианистом Риожи Хожито, а также американской певицей Шелли Херш, с которой выступает дуэтом на Смоленском международном фестивале. На диске «Макаров и друзья» можно найти две из исполненных тогда композиций, в которых как человеческий голос, так и звучание виолончели отличаются экстравагантностью, невероятной схожестью между собой и изобилием звуковых сочетаний.

В августе 2003 года Макаров предложил организовать в Берлине ряд выступлений, на которых сочетались бы музыка и живопись, а также сам дал несколько концертов вместе со своим сыном Евгением Макаровым и знаменитым австрийским тромбонистом Полом Швигненшлеглем; в результате этого сотрудничества был выпущен исключительно удачный диск под названием «Горячее лето в Берлине».

Лондон 1996 фестиваль Лео-рекордз
Лондон 1996 фестиваль Лео-рекордз «Unsung songs» музыканты Московского оркестра композиторов и спец. гость — Сева Новгородцев. Слeва направо: Эдуард Сивков, Юрий Парфенов, Александр Александров, Сева Новгородцев, Аркадий Шилклопер, А. Кан, Влад Макаров, Владимир Волков.

Макарову посчастливилось познакомиться с таким количеством людей, что описания этих встреч стали более будничными: «Мне всегда очень нравилось играть с иностранными музыкантами, тогда как русские музыканты всегда отличались иной, нежели у меня, эстетикой…».

 

12. Мак-Арт

В начале двухтысячного года, вдохновленный опытом Сергея Летова и его звукозаписывающей компанией «Пентаграмма», Макаров чувствует необходимость создать свою собственную марку Мак-Арт. Эта марка, выпустившая серию дисков по несколько экземпляров каждого, с кустарно выполненными обложками и очень слабым распространением, представила, однако, уникальную коллекцию документальных свидетельств того, как развивалась музыка экстремального направления в России.

Эти записи чрезвычайно важны и более чем достойны признания, несмотря на слабое финансирование (Макаров начал производство, даже не имея компьютера…), явно недостаточный коммерческий размах в стране (речь не идет о ближнем и дальнем зарубежье!), порой сумбурный характер (на некоторых дисках сочетались слишком разные композиции, тогда как можно было распределить их по дискам, согласно единству времени или места).

Эта маленькая коллекция, собранная виолончелистом, представляет различные этапы его музыкальной деятельности, его колебания между импрессионистским бруитизмом и экспрессионистскими периодами, различающимися особенностями игры, и включает в себя несколько настоящих жемчужин. Например, первым из этого ряда представлена композиция, исполненная дуэтом Макаров / Юденич в 1996 году, под названием «Пространство — Мифология — Тишина». Выбор названия для отрывка исключительно удачен, поскольку его прослушивание пробуждается сильные пространственные ассоциации, причем в непосредственно геометрическом смысле.

Диск также дает возможность услышать лучшее из того, что играл Юденич (даже несмотря на среднее качество звучания ударных инструментов), а именно его абстрактные импровизации. Дуэт порождает совершенный симбиоз музыки двух разных людей, создает потрясающие артефакты и, помимо звуков, дарит эмоции. Каждый из музыкантов оставляет достаточно места и своего партнеру и ее величеству тишине, каждый способен отдаться во власть безудержной импровизации.

Третья композиция на диске — это подлинный шедевр, раскрывающий нам мучительные сомнения виолончелиста. Первая часть этой коллекции ни в чем не уступает культовым дискам компаний ICP и Incus… Третья часть, носящая поэтическое название «Новые каприччио для виолончели и голоса», была записана в Смоленске в 1999 году. Эту пластинку открывает дуэт Макарова и Михаила Давыдова (вокал, гармоника), представивший шесть безудержных, экзотичных, но органичных каприччио; далее следуют три новые композиции, исполненные дуэтом с оперной певицей Людмилой Михайловой, которая удивительным образом соединяет свое контральто, возможно, предназначенное для какой-то незаконченной русской оперы, с широкими вариациями звуков, вызываемых смелыми жестами виолончелиста. Кроме этих дуэтов, на диске представлено соло, а в завершении всего можно услышать отрывок из «Евроазиатского проекта» (смотри диск «Music-Not-In-Itself»), являющийся, наверное, главным шедевром серии.

Диск «Макаров и друзья» представляет собой сборник композиций, исполненных дуэтом (за исключением одного отрывка для квартета) с иностранными музыкантами: Шелли Херш, Филом Минтоном, Грегом Гудманом, ЛаДонной Смит, Генри Кайзером и Эргардом Хертом, которые были записаны в период с 1989 по 2000 годы. Помимо сольных исполнений, Макаров всегда любил работать в дуэте или трио. Данный диск наглядно демонстрирует обоснованность такого выбора, поскольку дуэт предоставляет достаточно свободы для того, чтобы каждый из его участников мог полностью выразиться. Так, если исполнения совместно с Хершем или Минтоном абсолютно ошеломляют, то переплетение звуков, издаваемых струнами виолончелей Макарова и ЛаДонны Смит, оказывается довольно пикантным…

Диск «Музыка вне времени» — это результат работы трио, образованного Макаровым вместе с тромбонистом Вячеславом Гайворонским и играющим на баритоне и кларнете Ником Рубановым, членом знаменитой рок-группы АУКЦЫОН. Этот диск был записан 11 декабря 2000 года в Санкт-Петербурге. Именно он представляет собой второе по значению издание, выпущенное под маркой Мак-Арт; здесь можно услышать величественное соло виолончелиста, подчеркнутое резкими взлетами духовых инструментов. В более спокойных отрывках вздохи кларнета сочетаются с неясными звуками виолончели, чтобы потом зайтись в высокой трели, над которой с гордостью возвышается тромбон: это своего рода прилив звука, апофеоз, из которого рождаются абстрактные картины, разрастающиеся до невероятных размеров, а затем исчезающие…

Именно так, в течение нескольких минут, словно бы накатывает прибой, оглушающий эхом камерного зала и периодически звучащим баритоном, а в конце все трио поражает слушателя глубиной извлекаемого из инструментов звука.

Music-Not-In-Itself: это центральный концепт творчества Макарова, в котором объединяется музыкальное и визуальное начало. На этом диске представлены два проекта, созданные в рамках разработки концепта и записанные 27 апреля и 20 августа 2001 года в студии «Центр» в Москве. Также, как и на других альбомах, здесь представлены различные варианты игры, от соло до квартетов.

Так, например, можно услышать дуэт с виолончелистом-виртуозом Алексеем Айги, дуэт с саксофонистом Эдвардом Сивковым, блестяще и жестко играющим партии альтов, трио, состоящее из Айги / Макарова / Аль Сехановича, последний из которых вливает свой голос во все виражи серьезной музыки вне времени, наконец, композиция, записанная с трио «Polonais Boys Band» для фестиваля свободного джаза.

Бонусом на этом диске идет бесподобная композиция «Евразийский проект», записанная в Смоленске 27 ноября 1996 года, совместно с певцом Откуном Достаем из Республики Тува и Вадимом Петренко (электрическая гитара и пульт звукорежиссера): это подпольная гениальная и демоническая музыка, полупримитивная и полуфутуристическая, которая могла бы стать великолепным оформлением для «Сталкера» Тарковского… Эта пьеса и композиция, открывающая альбом, превращают его в одну из жемчужин марки Мак-Арт и, сверх того, в вершину всей пирамиды новой русской музыки.

В 2003 году, после успешных концертов в Берлине, Макаров создает новый лейбл — «Xtra-Records», предназначенный для записи всех своих прошлых и будущих музыкальных достижений в этом городе.

Первый диск «Горячее лето в Берлине» представляет запись концерта от 28 августа, где Макаров играл вместе с сыном Евгением и тромбонистом Полом Швигненшлеглем: это — то хаотичное музыкальное движение, то медленное скольжение от света к тьме.

На втором диске, который готовится к выпуску, можно будет прослушать концерт, записанный в начале сентября в Мадд Клубе: это выступление «Нового русского проекта», получившего название «Ром, мифология, стиль», в котором участвовал Валерий Хенес.

Так, понемногу, сначала Россия, а потом и Германия открылись навстречу творчеству Владислава Макарова. Хочется тихонько прошептать: «Давай же, еще чуть дальше на Запад!»

(перевод с французского с любезного разрешения автора)

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.