Search for:
 

Олег Коврига

Олег Коврига


Олег Владиславович Коврига родился 30 декабря 1958 в Москве. Музыкальный издатель, подвижник, писатель. Московский музыкальный деятель, продюсер, промоутер, в 1980-е годы организатор многих подпольных рок-концертов. Известен как основатель и руководитель лейбла звукозаписи «Отделение Выход», специализирующегося на выпуске альбомов групп андерграундных направлений в роке, а также реставрации записей с квартирных концертов многих культовых исполнителей. По профессии — химик, кандидат химических наук.

Статьи автора:

ОТРЫВКИ ИЗ ОДНОЙ НЕИЗДАННОЙ ЗАПИСИ. ЧАСТЬ 3. Про московских меломанов, Игги Поп, Джон Лайдон, Андрей Тропилло, Леонид Фёдоров, Дмитрий Пригов, Константин Звездочётов, Свен Гундлах, Вован Терех, Анатолий Герасимов

Что там стоит? Genesis, King Crimson, Van Der Graaf Generator, Iggy Pop, Sex Pistols, Public Image Limited, Patti Smith, Nina Hagen, Can, Bob Marley, Black Uhuru, Led Zeppelin, Doors, Kraftwerk, Rolling Stones, David Bowie, Roxy Music… У меня никогда не было стилистических пристрастий. Что понравилось, то и приобреталось. Когда я занялся издательством музыки, то слушать стал значительно меньше, поэтому даже толком не помню, что у меня там есть. Теперь я слушаю то, что просят послушать. Мне из этого мало что нравится. Но не хочется обижать ребят. Да, и вдруг попадётся что-то прекрасное. Не хочется пропустить.

На всякие толкучки я никогда не ходил, мне хватало встреч на «Октябрьской» кольцевой в тупике. Там мы все дружили и даже не то, чтобы обменивались, а просто давали друг другу то, что могли дать. Доверяли… И это, кстати, было очень эффективно. В начале восьмидесятых мой друг Саня Тихов предложил поехать на толкучку в Малино. Только мы туда приехали — началась облава. Я никуда не побежал — и меня «приняли». С собой у меня было всего две пластинки, от которых я хотел избавиться: John Lord «Windows» и Lou Reed «Bells». Сижу я в ментах и говорю капитану: «Если вы у меня отбираете пластинки, то составляйте бумагу. Иначе это просто грабёж». А он мне отвечает: «Хочешь — пиши сам!».

ОТРЫВКИ ИЗ ОДНОЙ НЕИЗДАННОЙ ЗАПИСИ. ЧАСТЬ 2. Виктор Цой, Жанна Агузарова, Александр Башлачёв, Алексей Хвостенко, Егор Летов, Янка Дягилева, Андрей Панов

С Егором мы тогда общались прекрасно, всегда вспоминаю разговор с ним про Жарикова. «Жариков такой человек… Он может пять раз высказаться на одну и ту же тему, сказать абсолютно разные вещи, и ничто из этого не будет правдой». У нас были тёплые отношения до 93-го года, когда Егор связался с мудаками и стал говорить, что «нам ближе всех баркашовцы и «Красные бригады». Я тогда написал текст «Разговоры с призраками», довел эту бумагу до Егора — и мы общаться перестали. Потом он, конечно, с этого дела соскочил, но наше общение было кратким. Почему-то думаю, что, если бы мы снова встретились с ним уже ближе к альбому «Зачем снятся сны», всё опять было бы прекрасно. И мне кажется, что Наташа Чумакова, его жена, с которой мы сейчас очень даже дружим, тоже так думает.

Егор мог и пошутить, но чувство самоиронии у него отсутствовало. Я считаю, что это сибирское отсутствие чувства самоиронии повлияло на судьбы Башлачёва, Янки… Это прекрасные, честные люди, но они слишком серьезно относятся ко всему, что происходит, и, в первую очередь, к самим себе.

ОТРЫВКИ ИЗ ОДНОЙ НЕИЗДАННОЙ ЗАПИСИ. ЧАСТЬ 1. Тоня Крылова, Илья Смирнов, Аня Герасимова, КГБ, Сергей Селюнин, Фёдор Чистяков, Псой Короленко, Пётр Мамонов, Борис Гребенщиков

Это был конец семидесятых, а в начале восьмидесятых уже состоялся концерт «Аквариума» в ДК Кусковского химзавода, где были организаторами Илья Смирнов, Илья Барац и Сергей Васильев. Илюха был у нас главный, самый стойкий, и я ему дико благодарен. Его и Тоню Крылову отличала гиперактивность и бесстрашие. Я-то всегда боялся и что-то делал, преодолевая страх, а у них этого липкого чувства не было. Когда меня первый раз гэбшник принял, меня трясло несколько часов. Илюха был вождем, моим начальником. Он всегда был ведущим, а я – ведомым. Мы делали общее дело, и главным в этом деле был он, а не я. И в журнале «УрЛайт» и в организации концертов. Я его нежно люблю, между нами и сейчас баррикад никаких нет. Хотя, на данном этапе мы имеем разные воззрения на жизнь.