rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Метка: Давид Тухманов

«По волне моей памяти» — концептуальный альбом композитора Давида Тухманова, сразу после  появления в 1976 году ставший  культовым

Назван по одной из  песен на стихи Николаса Гильена в переводе Инны Тыняновой. Участвовавшие  в альбоме музыканты оценивали его как «революцию» в современной  советской  популярной музыке. Тухманов определял жанр альбома как арт-рок. Продюсером альбома, при участии Тухманова, выступила  Татьяна Сашко; именно она отбирала  литературный материал для песен. Большая часть молодых, малоизвестных на момент издания материала […]

Давид Тухманов: гений, которого не узнают на улице

— Сейчас мы говорим об очень серьезных вещах, о которых трудно рассказать в двух-трех фразах. Хорошо, раз вы настаиваете, попробую… Душа музыки – это мелодия, именно то, что люди поют или слышат внутри себя. Настоящая, душевная мелодия, даже родившаяся давным-давно, придя к нам из прошлого, остается с нами уже навсегда Сочинение простой, но хорошей и […]

ВИКТОР ДЕГТЯРЕВ: «САМЫЙ КРУТОЙ СЕЙШАК МЫ СДЕЛАЛИ В ЕРЕВАНЕ В 1972 ГОДУ». ЧАСТЬ 1: «ЗОЛОТЫЕ ОЧКИ»

Нет, первыми были как раз Градский и Турков. Они крепко дружили и много времени проводили, дурачась, в Мишиной квартире, который жил в том же доме на Кутузовском проспекте, где потом жил Брежнев.

Я помню, как однажды они стали гитары друг другу о головы разбивать. Но не потому, что они испытывали какие-то агрессивные чувства, просто им было интересно, у кого голова крепче. Турков кричал: «Саша, стукни так, чтобы у меня кровь пошла!» И Саша со всего маха бил его по голове гитарой! Тот ему – в ответ. И так они дубасили друг друга, пока не разбили гитары вдребезги. А вот недавно я узнал, что Миша Турков умер, и наш барабанщик Слава Донцов умер, так что из той команды остались только я да Градский…

«ВЕТРЫ ПЕРЕМЕН». И О ПЕРЕМЕНАХ ВЕТРА… ЧАСТЬ 2: ДА, ТЕ САМЫЕ «ВРЕМЕНА ГОДА»

И еще у нас было несколько «своих» песен моего сочинения – «По этой лестнице», которая, будучи «подпольным» хитом, попала впоследствии в «Афоню», в сцену, где Афоня беседует с девушкой, подружившейся с ним на танцах, у подъезда своей хрущобы (в недавней реставрированной и цифрово-ремастеринговой редакции фильма этой песни почти не слыхать, а ведь это была редкая и по тем временам довольно качественная студийная запись 1974 г., так что очень жаль), «Новгородский пир» — фольк-стилизацию на слова моих ближайших друзей Сережи Старостина и Сережи Шпакова, «Такие вещи» на слова Леонида Мартынова и, конечно, «Зеленый дол» на слова Роберта Бернса в переводе Маршака, тоже ставший к тому времени своего рода хитом.

«ДОБРЫ МОЛОДЦЫ» – ЭТО АНСАМБЛЬ РОСКОНЦЕРТА. ЧАСТЬ 2

Кстати, с тухмановской песней «Я еду к морю» у нас тоже забавная история была. Вы, наверное, помните, что изначально в ней были слова «Счастливей встречи нету на всей Земле». Мы ее записали, а тут как раз состоялась встреча Брежнева с Фордом во Владивостоке. Какие-то большие умы усмотрели в песне намек на эту встречу. «Я еду к морю» – а Владивосток как раз у моря. А тут еще и «Счастливей встречи нету на всей Земле». Короче, нам пришлось слова переделать, и стали мы петь: «Меня счастливей нету. Поверьте мне». Вот так.

НЕВЕРНЫЕ ДРУЗЬЯ ВАЛЕРИЯ ОБОДЗИНСКОГО. ЧАСТЬ 3. ПО ВОЛНЕ МОЕЙ ПАМЯТИ: ТУХМАНОВ ПРОТИВ БОГОСЛОВСКОГО

Позднее вышел приказ Министерства культуры о запрете приема на работу в Росконцерт людей, не имевших прописки в РСФСР. Это привело к тому, что группу покинули В.Плоткин и А.Фельдбарг. Оба вернулись в Ригу. Появился новый барабанщик Михаил Файлзильберг.

Редакция спортивного телевидения предложила «Верным друзьям» для цикла телепередач «Зимние виды спорта» записать песню Н. Седаки, в русскоязычной версии известную как «Синий иней» (русский текст А. Азизова). После записи фонограммы в студии, ансамбль выехал в Ленинград, где был сделан ролик на фоне катающихся буеров в Финском заливе. Передача вошла в фонд спортивно-музыкальных телепрограмм.

НЕВЕРНЫЕ ДРУЗЬЯ ВАЛЕРИЯ ОБОДЗИНСКОГО. ЧАСТЬ 2. БОГОСЛОВСКИЙ ПРОТИВ ТУХМАНОВА: ВИА «ВЕРНЫЕ ДРУЗЬЯ»

Вскоре Валерий получает добро на запись своей второй большой пластинки. Однако, негласный договор между ними включал в себя еще одно условие – теперь Ободзинский мог работать только с вполне определенными авторами. Вера Дербенева (вдова поэта-песенника Леонида Дербенева) в книге «Леонид Дербенев: между прошлым и будущим» впоследствии рассказывала, как к ним пришел Валерий Ободзинский и сказал, что «ему предложили записать пластинку-гигант маститые композиторы, то есть члены Союза композиторов, которые, к сожалению, не хотят, чтобы стихи к песням писал Дербенев – у них свои авторы».

НЕВЕРНЫЕ ДРУЗЬЯ ВАЛЕРИЯ ОБОДЗИНСКОГО. ЧАСТЬ 1. ВИА «МОСКВИЧИ»

А 1973 год стал последним в жизни «Москвичей». Совсем недавно с популярного певца Валерия Ободзинского сняли, длившийся около года, запрет на выступления в Российской Федерации. Он перешел из Донецкой филармонии, где работал до этого, в Росконцерт и готовился к своим первым, после длительного перерыва, гастролям в столице.

К тому времени его популярность достигла такого размаха, что быть просто солистом в пусть и очень известном джаз-оркестре п/у О.Лундстрема было уже как-то не солидно. Требовалось иметь собственный коллектив, менее многочисленный и более современный.

ДВА БРАТА И «ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА». ЧАСТЬ 4. «ЛЮБОВЬ — ОГРОМНАЯ СТРАНА»

Там еще какой-то бунт против Слободкина был… Что он груб бывает с музыкантами, не дает нам песни петь. Глупо это все, конечно, было. Ведь Слободкин нам, в конце концов, давал деньги. Главное было не то, какие мы великие артисты, а то, что у нас был замечательный Слободкин. А администратор он был просто супер! Я видел его в работе. Как-то пришел к нему домой, что-то там ему показать, а он звонил по межгороду в разные места. Как он с ними разговаривал? Это что-то. Было четко и конкретно. Он свои условия навязывал очень жестко. По размещению артистов, по транспорту, по количеству концертов.

ДВА БРАТА И «ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА». ЧАСТЬ 1. АЛЕКСЕЙ ПУЗЫРЁВ

В том концерте в Воскресенске мы исполняли песню «Туман» из к/ф «Хроника пикирующего бомбардировщика». Мы играем вступление, а дальше должен был вступать Май. Он не вступает. Мы опять играем вступление, он опять не вступает. В общем, с этой песней мы провалились. А последней была «Червона рута» Добрынина. Он возил с собой магнитофон и гитару подключал через него, создавая эффект реверберации. И вот он спел эту песню, а у него там был такой лихой «запил» гитарный. Мы ее спели и ушли. Минут через пять прибегают к нам и зовут на сцену. А там, как раньше в Москонцерте говорили, стоит «стон». Нас не отпускают. Пришлось еще раз ее петь.

СЕРГЕЙ ЖАРИКОВ В ГОСТЯХ У ЮРИЯ ПЕТЕРСОНА ЧАСТЬ 1. ПОВТОРИТСЯ ЛИ КОГДА-НИБУДЬ ТАКОЕ?

— Леня Бергер тогда познакомился с Давидом Тухмановым и «ввел» того в мир негритянских певцов, натащив ему кучу своих пластинок с записями Рэя Чарлза, Сэма Кука, Вилсона Пиккетта и других знаменитых негритянских певцов. Слушая эти пластинки, они сильно подружились. А потом Бергер совершенно гениально спел его песню «Любимая, спи!». На записи мы все просто очумели от счастья. Тухманов и сам не ожидал, что это так будет здорово звучать.

ЮРИЙ ГАГАРИН РОК-РАКЕТА ШЕСТИДЕСЯТЫХ

«Главное в том, — говорит Алексей Вайт-Белов, — что он давал свободу. Он приносил нам гармонию и даже не говорил, что ему нужно. Мы сами придумывали ему форму произведения. Но какую форму? Форму не мелодическую и не гармоническую — это он придумывал, а мы придумывали ему ту жесткую современную форму, в которую вкладывали дух времени! Конечно, каждый человек может сыграть написанную гармонию, а как ты будешь в этом ритме играть — это уже зависит от того, под какой стиль ты заточен, каким стилем ты лучше всего владеешь. Мы играли блюз и рэгги. Вот он приносит, а мы ему предлагаем сделать так-то и так-то, хотя мы еще не знали, какая будет мелодия — он даже не пел слова, он нам просто мурлыкал. Тухманов чувствовал… талантливых людей.