rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Владимир Марочкин

Владимир Марочкин


Марочкин Владимир Владимирович, родился 29 ноября 1960 г. в Пензе. Профессиональный журналист, писатель, киносценарист, кинорежиссер, литературный и музыкальный критик. Родился в 1960 году в городе Пенза. В 1985 году окончил факультет журналистики МГУ. С 1986 года работал в Московской рок-лаборатории, возглавляя редакцию журнала «СДВИГ» и газеты «СДВИГ-афиша». Статьи и фотографии Владимира Марочкина публиковались во многих центральных изданиях: в «Литературной газете», «Вечерней Москве», «Курантах», «Дне литературы», «Московском комсомольце», «Советском патриоте», в журналах «Эстрада и цирк», «Дружба», «Юность», «Забриски Райдер», «Фанограф» и других. С 1989 по 1991 год Владимир Марочкин вместе с Игорем Васильковым вел программу «Вечерний курьер» на радиостанции «Юность». В дальнейшем Владимир Марочкин издавал и редактировал различные музыкальные и молодежные издания: альманах «Пророк», газеты «Дверь в рокенрол» и «Загубленное Детство», журналы «Давай! Давай!» и «Русский рок». Владимир Марочкин является автором ряда книг, посвященных истории современной музыки, в их числе - первая советская рок-энциклопедия «Рок-музыка в СССР» («Книга», 1990), «Повседневная жизнь российского рок-музыканта» («Молодая гвардия», 2003), «Хроноскоп русского рока. 1953 – 2004» (в соавторстве с А.Игнатьевым, «Общественные коммуникации», 2005), «Песни нашего поколения. Шестидесятые», «Песни нашего поколения. Семидесятые», «Песни нашего поколения. Восьмидесятые» (в соавторстве с А.Игнатьевым и Н.Сычевой, «Феникс», 2010) и др. На юбилей А.С.Пушкина в трех номерах журнала «Юность» была опубликована повесть Владимира Марочкина «Истинная биография Пушкина», которая вызвала бурную реакцию как специалистов-пушкинистов, так и простых читателей. В 2010 году эта книга вышла в свет отдельным изданием в издательстве «Феникс». В 2001 году Владимир Марочкин вошел в команду Интернет-портала «Специальное радио», где занялся работой по созданию полной истории советской эстрады и рок-музыки. Владимир Марочкин – автор сценариев ряда документальных фильмов, получивших хороший рейтинг на центральных телеканалах: «Сорок сроков рока» (АТВ по заказу ОАО Первый канал, 2005), «Наша АББА» (АТВ по заказу телеканала «Россия», 2006), «Наша Феличита» (АТВ по заказу телеканала «Россия», 2007) и др. В 2008 году на съемках документального фильма «Уроки французского: Ален Делон, Катрин Денёв и другие» (АТВ по заказу телеканала «Россия») состоялся режиссерский дебют Владимира Марочкина. В последнее время Владимир Марочкин в основном снимал фильмы по заказу музыкальных издательств: фильм «Адвокат Беляк: бэнд & человек» (2010) был издан на DVD фирмой «Синтез дистрибьюшн», фильм «Рок с начинкой» (2011), посвященный музыканту группы «Интеграл» Игорю Сандлеру, и фильм «Good Монин» (2012), посвященный памяти легендарного певца группы «Круиз» Александра Монина, изданы фирмой «SI Records», документальный фильм «Легенды Горбушкиного двора» (2013), посвященный столичным пластиночным толкучкам, и др. Весной 2011 года Владимир Марочкин снял по собственному сценарию документальный фильм «Ностальгия по Ташкенту» для телеканала «Ностальгия». В 2014 году по заказу Министерства культуры РФ снял документальный фильм «Мамы рокеров», посвященный матерям известных рок-музыкантов. В 2015 году по сценарию Владимира Марочкина снят фильм «Повесть о настоящем тренере» (режиссер А.Верещагин), посвященный легендарному хоккейному тренеру Аркадию Ивановичу Чернышеву. В 2016 году фильм получил диплом фестиваля российского кино в испанском городе Марбелья.

Статьи автора:

ТАЙНА ОРКЕСТРА “СОВРЕМЕННИК”. Интервью Анатолия Ошеровича Кролла Специальному радио

Пять лет у меня в биг-бэнде проработала Лариса Долина. Солистами моего оркестра были Сестры Зайцевы, Юра Антонов, Женя Мартынов, Леня Серебренников, Наталья Капустина, и при том, что джазовая часть существовала сама по себе, они не были чужими, у нас не было конфронтации. Главное, как я говорю, чтобы в любом направлении ощущалась температура крови!

Не могу сказать, что это была простая жизнь, но оркестр «Современник» просуществовал двадцать один год, с 1971 года по 1992 год, по существу до последнего дня жизни концертной организации Росконцерт.

РОК-Н-РОЛЛ С НЕМАЛЕНЬКОЙ ПОМОЩЬЮ ИГРУШЕЧНОГО ТРОЛЛЯ

Начались репетиции. Николай Курьеров играл на гитаре, Михаил Мошков – на барабанах, Михаил Нестеров – на бас-гитаре. (Забегая немного вперед, нужно сказать, что в 1968 году Мишу Нестерова забрали в армию, и его заменил Михаил Черепанцев, студент Московского химико-технологический института.) Анатолий Мошков, брат Михаила, сначала пытался освоить ритм-гитару, но у него это не очень получилась и, в конце концов, он занял место за роялем, но главное – в ходе репетиций выяснилось, что он был обладателем сильного и красивого голоса. Вячеслав Аракелов по семейным обстоятельствам был вынужден уехать из Москвы и вернуться домой, в Волгоград. Но чуть позже в состав группы вошел еще один волгоградец, приехавший учиться в МЭИ, – клавишник Евгений Балакирев.

ВСТРЕЧА С ЧЕЛОВЕКОМ-НЕВИДИМКОЙ. ЧАСТЬ 2

И тут тоже забавно получилось: когда мне было 11 лет, Союзу кинематографистов выделили пять квартир в доме № 21 по улице Народного Ополчения, корпус 1. И так получилось, что эти квартиры дали Ролану Быкову, народной артистке СССР Максимовой, еще нескольким известным людям, в том числе – и моему отцу, который тогда уже был заслуженным работником культуры РСФСР. А эта Максимова была бабушкой Андрея Лукьянова, поэтому мы с ним жили в одном подъезде. Вот ведь как тесен мир.

ВСТРЕЧА С ЧЕЛОВЕКОМ-НЕВИДИМКОЙ. ЧАСТЬ 1

После того, как мы попали в эту тусовку, у нас сильно изменилась психология. Мы ощутили, что мы – не такие, как все. Последние десять лет я старался избавиться от ощущения, что я – не такой, как все. Надо быть скромнее, потому что я общался с такими талантливыми людьми, как, например, Юрий Шевчук или Жора Ордановский. И если они – такие, как все, значит, и я – такой, как все. Не надо эту гордыню! Но тогда мы решили, что мы – не такие, как все. Что наш мир – рок. И сообразно этому строились наши жизненные планы. При этом никто даже не представлял себе, куда мы лезем. Мы не понимали той системы, в которой жили. Мы были абсолютно свободны.

«ЧЕРНЫЙ ОБЕЛИСК»: ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ

Когда Толик вернулся в группу, у нас начался невероятный подъем, казалось, что мы сейчас просто взлетим. Программа была отточена. Комаров играл так, как никто и никогда. Он сидел и репетировал в этой нашей конуре день и ночь. Помнится, он как-то раз приехал к нам усталый и голодный. Марина его покормила, и было такое ощущение, что домой он только ночевать ездит.

«ЧЕРНЫЙ ОБЕЛИСК»: ПЕРВЫЕ ШАГИ

В итоге напряженной работы к концу 1984 году у Жени Чайко и его друзей была готова аппаратура, на которой худо-бедно, но можно было играть концерты в небольших залах. Надо вспомнить, что в те времена не существовало ни рок-клубов, ни концертных залов с готовой к выступлению аппаратурой. Рок-музыка обитала в глубоком подполье, поэтому о настоящих концертных порталах и речи быть не могло. Настоящая аппаратура был только в филармониях: у певцов Магомаева и Лещенко, у официальных рокеров из «Машины времени» и «Автографа». Впрочем, чтобы устроить концерт, у них можно было аппарат арендовать. Так многие и делали. Но с этими зачатками шоу-бизнеса яростно боролась советская власть, которая уже давно демонстрировала, что удовлетворение потребностей граждан идет вразрез с генеральной линией коммунистической партии.

«МОЙ СЫН – АНАТОЛИЙ КРУПНОВ». ВОСПОМИНАНИЯ ЭВЕЛИНЫ ПЕТРОВНЫ КРУПНОВОЙ

Я думаю, что Толин талант идет от моего папы и от маминого папы, потому что мамин папа прекрасно играл на виолончели и рисовал в примитивистской манере и, как я понимаю, это сейчас пошло бы «на ура!». А у моего папы был великолепный голос, баритон. У Тольки – тоже баритон, но пониже. Мой папа был из простой семьи, они жили на хуторе, на Украине, в Черниговской области. Когда он подрос, его отравили учиться на рабфак в город, а потом он поступил одновременно в Харьковскую консерваторию и в Харьковский строительный институт. Интересно, что он учился вместе с Гмырей, который тоже одновременно посещал и строительный институт. Первые два года отец так и проучился, но после второго курса ему сказали, что надо выбирать что-то одно, и папа выбрал строительный. Но он очень хорошо пел. У папы был абсолютный слух. Видимо, это передалось и Толе.

ОПЫТЫ ВСЕВОЛОДА КОРОЛЮКА: ОТ МОЛДАВИИ ДО САМЫХ ДО ОКРАИН

Сороки – это город с населением 250 тысяч человек. В основном – молодежь, потому что у нас было целых шесть учебных заведений: техникум, медучилище, педучилище, кооперативное училище, училище киномехаников, культпросветучилище. И так как в городе была только одна танцплощадка, там всегда был биток, и если ты туда сразу не зашел, то позже уже невозможно было зайти! А семейные пары чинно прогуливались напротив, смотрели, как молодежь веселится, и слушали музыку. К нам приезжали из Ленинграда топографы, которые местность на карту наносили, молодые ребята, они приезжали раза два в год и были нашими друзьями, так они просто лили нам бальзам на души, говоря: «Да у вас просто Запад!» Ну, действительно: мы же радио западное слушали и делали записи. Радио достаточно чисто шло: и румынское, и «голоса».

С ТВИСТОМ ПО ЖИЗНИ, КВАРТИРАМ И КАФЕ. МОСКОВСКИЕ КАРТИНКИ ГРУППЫ «МИСТЕР ТВИСТЕР». ЧАСТЬ 2

Когда мы только начинали, меня очень интересовали корневые вещи, например архаичный блюз. Я лет пять искал записи сельского американского блюза – но в Москве их невозможно было найти. Ёж свел меня с какими-то людьми из хипповой тусовки, которые дали мне запись на катушке, сказав, что это то, что я ищу. Я послушал, но там оказался какой-то фанк.

С ТВИСТОМ ПО ЖИЗНИ, КВАРТИРАМ И КАФЕ. МОСКОВСКИЕ КАРТИНКИ ГРУППЫ «МИСТЕР ТВИСТЕР». ЧАСТЬ 1

Это был первый и единственный сейшн, который «Мистер Твистер» дал в стенах института иностранных языков. Цель была одна: залитоваться, то есть получить разрешение на концертную деятельность в Москве. Поскольку литоваться тогда приходилось по территориальному принципу, «Мистеру Твистеру» надо было пойти в Ленинский районный отдел культуры и пригласить оттуда человека, который должен был послушать группу, чтобы залитовать тексты песен. Именно ради этого Усманов и устроил вечер в своем институте.

АЛИК ГРАНОВСКИЙ И АНДРЕЙ КРУСТЕР. ДИАЛОГИ О КОНЦЕРТАХ. Часть 2

“Тогда идите, мы вас увольняем, никто вас не держит,” – говорим мы, хотя сидим у Алеси дома. Мы были очень наглые ребята. Да, у нас действительно была разница в зарплате, потому что по тем временам, если бы все это оказалось раскрыто, мы могли бы срок получить.
И когда мы все это им высказали, они опять уходят в другую комнату, и через какое-то время, минут через десять, возвращаются: “Мы остаемся”. И мы ни о чем таком больше никогда не разговаривали”.

АЛИК ГРАНОВСКИЙ И АНДРЕЙ КРУСТЕР. ДИАЛОГИ О КОНЦЕРТАХ. Часть 1

Его хватают за руки и увозят. А мы не можем выехать, потому что эти гаденыши, что кидали бутылки, они еще подложили что-то под автобус, и у него колеса прокручиваются и ни с места. Вот такая ситуация! Кто-то нам помог, и мы все-таки уехали. Переживаем. Шеллу я отдал свою шапку, она кровью пропиталась – так и не отстирал ее потом от крови. Потом пришел чувак, который у нас “тикета” раскидывал, его звали Рубик, то есть Рубен, и рассказал, что этих людей они поймали – там было два чувака – и жутко их избили, а потом купили банки то ли с томатным соком, то ли с томатной пастой и облили их с ног до головы, превратив в настоящие чучела. Они как раз и рассказали, что получили задание сорвать наш концерт”.

ЮРИЙ ФИШКИН: «БЫЛО, КОНЕЧНО, СМЕШНО. НО СНАЧАЛА БЫЛО СТРАШНО». ЧАСТЬ 2: ГРУППА АВТОГРАФ

История поп-музыки зачастую подменяется биографиями «фронтменов» тех или иных групп, то есть тех, кто сияет в лучах прожекторов. Но очень часто бывает так, что самое важное и интересное – по этой причине – в историю не попадает. А если учесть, что попсари, в неуемном желании нравиться публике, представляют собой, как бы, один психологический тип, то и получается, что многие страницы этой истории написаны буквально под копирку, хотя реальных свидетелей событий более чем предостаточно.

ЮРИЙ ФИШКИН: «БЫЛО, КОНЕЧНО, СМЕШНО. НО СНАЧАЛА БЫЛО СТРАШНО». ЧАСТЬ 1: ГРУППА ВОЛШЕБНЫЕ СУМЕРКИ

Но начнем мы с истории создания «Волшебных Сумерек» – легенды люберецкого рока. В то время подмосковный город Люберцы (включая Малаховку, Красково, Быково, Лыткарино и др.) был одним из самых серьёзных центров советского рока. Оттуда вышли «Любэ», «Круиз», «Веселые Картинки», известный джазовый музыкант Сергей Летов тоже жил тогда в Красково. Это знают практически все. Но мало кто знает, что в 70-е там зажигали «Волшебные Сумерки».

РОК-ФЕСТИВАЛЬ «ФИЗТЕХ – 1982». ЧАСТЬ 3: ЛЕГЕНДАРНАЯ «КОФЕЙНЯ»

Популярность «Кофейни» была огромна, желающих попасть на вечер всегда набиралось в 3-4 раза больше, чем вмещала столовая. Чтобы получить заветный билетик, люди записывались заранее. И человек от факультета, который являлся ответственным за эти вечера, то есть за билеты, был, конечно, королем, потому что за билеты в «Кофейню» люди были готовы делать все, что нужно: отрабатывать, писать курсовую… Тем более, что билетов было ограниченное количество: 45 мужских, 55 женских. – «Чтобы больше был выбор девчонок!» – убежденно комментирует это положение бывший президент Физтех-Клуба Владимир Трущенков.

Рок-фестиваль «ФИЗТЕХ – 1982». ЧАСТЬ 2: Коктейль из «новой волны»

Каждый понедельник заседало правление, на котором заслушивался отчет ответственного за вечер, проводился разбор ошибок, ставилась оценка, высказывались замечания и пожелания, обсуждался сценарий на предстоящую неделю, решался вопрос, кого из музыкантов можно пригласить и сколько им заплатить. Подводя итоги минувшей недели, и обсуждая планы на будущее, ребята спорили до хрипоты, и заседание частенько заканчивалось далеко за полночь. Что же оценивалось проверяющими, и какие могли быть «ошибки», из-за которых факультет лишали права проводить вечера в «Кофейне»?

РОК-ФЕСТИВАЛЬ «ФИЗТЕХ – 1982». ЧАСТЬ 1: КОСТРОМСКИЕ «КУДЕСНИКИ»

«Господи, ну зачем я ляпнул про «настоящий рок-н-ролл»!» – сокрушался позже Минаев. Душа у певца, конечно, ушла в пятки, но тут уж пришлось соответствовать сказанному и исполнить рок-н-ролл, по-настоящему отрываясь. «Ну и чего ты орал, как резаный, когда мы рок-н-ролл исполняли?» – поинтересовался гитарист у певца по дороге со сцены в гримерку. «Да в мониторах ничего не было слышно», – ответил Сергей.

ПОЮЩИЕ СЕРДЦА ИСТИННЫХ АРИЙЦЕВ: ГЕРОЙ АСФАЛЬТА ВИТАЛИЙ ДУБИНИН

Это был 1989 год, мы как раз должны были играть на «Звуковой дорожке» в Лужниках. И перед концертом кто-то позвонил… Кажется, кто-то из «Круиза» – они тогда репетировали на базе у Векштейна. Мы пришли на концерт, но играть не стали, а пешком ломанулись – это ж рядом было – сначала в церковь, а потом – на базу, в ДК имени Свердлова, куда также пришли директор «Поющих Сердец» Гришин, ребята из «Круиза» и «Раунда», чтобы помянуть Виктора Яковлевича…

ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ ИГОРЯ ДЕГТЯРЮКА. ЧАСТЬ 2: «ЧУШКИ ДОСТАЛИ!»

Проблема Андрея состояла в том, что у него были хорошие песни, но они были толком не аранжированы, и он не понимал, как это делается. Для аранжировщика, прежде всего, требуется умение компилировать. Аранжировщик – это компилятор. А вот придумать мелодию или стихи – для этого действительно талант требуется. Но Макаревич тянул одеяло на себя, мои композиции он старался не учить, говорил, что это ему непонятно. И в конце концов я решил, что нам лучше расстаться.

ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ ИГОРЯ ДЕГТЯРЮКА. ЧАСТЬ1: ОТ «ПУТНИКОВ» К «АРСЕНАЛУ»

Тогда мой однокурсник Сергей Грызунов, который при Ельцине был министром печати, привел на факультет журналистики своего приятеля-барабанщика Максима Капитановского. А Максим привел за собой бас-гитариста Колю Ширяева – они познакомились где-то в военкомате. Коля был очень талантливый – я не могу сказать «гениальный», потому что «гениальный» – это очень ответственное слово, но он был феноменальный человек.

ИГОРЬ ГРАНОВ: «ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ – ЦВЕТ РОМАНТИКИ И МЕЧТЫ». ЧАСТЬ 2: УСПЕХ АРТИСТА НАПРЯМУЮ ЗАВИСИТ ОТ ТЕХ, КТО СТОЯЛ РЯДОМ

Бабаков появился чуть позже. Это было потрясающе! Потрясающе! Это – второй Шаляпин. Мы встретились с Пашей у меня дома. У меня была большая литровая бутылка рома и за разговором мы ее выпили. Паша рассказывал потом: «Я сидел-сидел и ждал, когда же я смогу уйти, потому что я уже еле сидел. И когда я вышел на улицу, то столб обнял, и чувствую, что идти дальше не могу…» Иногда для пользы дела и так приходилось уговаривать человека, а как вы хотите?! Мы еще не давали концертов, а уже были популярны! И это произошло благодаря очень модной в то время передачи «С добрым утром!», которую по воскресеньям слушали все. Именно там прозвучали наши первые песни. А когда мы объявили о первых концертах, был даже не аншлаг, а переаншлаг! Наша популярность проявилась, что называется, мгновенно…

ИГОРЬ ГРАНОВ: «ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ – ЦВЕТ РОМАНТИКИ И МЕЧТЫ». ЧАСТЬ 1: У ЛУИ АРМСТРОНГА В НОВОСИБИРСКЕ ЕСТЬ РОДСТВЕННИКИ

После концерта мы прошли за кулисы пообщаться с великим маэстро. Я его как раз и спросил о том, почему он почти не исполнял сегодня джаз? – «Репертуар должен быть построен так, – сказал тогда Армстронг, – чтобы он был доступен для аудитории, для которой вы выступаете. Сегодня здесь собралась аудитория, для которой джаз был бы непонятен, так как джаз – это трудная музыка, требующая специальной подготовки. Поэтому мы исполняли сегодня легкие эстрадные номера. А серьезную джазовую программу мы готовим для джазовых фестивалей».

АНАТОЛИЙ АЛЕШИН: «ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ, ЛЕЖАТ ТАМ, ГДЕ УДОБНЕЕ ХОДИТЬ, А НЕ ГДЕ МЫ ЛОМАЕМ НОГИ». ЧАСТЬ 3: «АРАКС»

Наша проблема состоит в том, что во всем мире культура передается из поколения в поколение, а у нас каждое новое поколение музыкантов строит свою новую. Во времена филармонические ты попадал в жернова этой машины и поневоле становился профессионалом. Поневоле! А сейчас они ни в какие жернова не попадают, потому что нет никакой концертной работы. И если шоу-бизнес в профессиональном смысле этого слова у нас отсутствует, то – как могут появиться талантливые артисты? Мы-то – динозавры, которые пришли из прошлого, мы прошли через жернова филармонической машины. Это был шоу-бизнес по-советски, но он был. Герои асфальта, потому что мы прошли через советскую филармоническую школу. А кто из современных певцов может сейчас встать и сказать: «Да, мы заменим их!»? Ведь есть прекрасные голоса. А толку-то? Нет спроса, нет концертной работы, а потому все это варится в своем соку.

АНАТОЛИЙ АЛЕШИН: «ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ, ЛЕЖАТ ТАМ, ГДЕ УДОБНЕЕ ХОДИТЬ, А НЕ ГДЕ МЫ ЛОМАЕМ НОГИ». ЧАСТЬ 2: «ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА»

Ведь, действительно, есть вещи концертные, а есть неконцертные. И проблема здесь не в музыкантах, а в общей немузыкальности русской публики. Я говорю это, как человек, который мотался по гастролям аж с 1973 года. Вот приезжаешь на Украину – там музыкальный народ, они с полтакта начинают врубаться и резонировать. Но в России – без мазы.

АНАТОЛИЙ АЛЕШИН: «ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ, ЛЕЖАТ ТАМ, ГДЕ УДОБНЕЕ ХОДИТЬ, А НЕ ГДЕ МЫ ЛОМАЕМ НОГИ». ЧАСТЬ 1: «ВЕТРЫ ПЕРЕМЕН»

Но Бергер еще год играл в оркестре Клейнота. Он же не мог предугадать, что его документы зависнут в ОВИРе. Все уезжали быстро, а он еще несколько лет просидел здесь, в СССР. Знал бы, наверное, не ушел бы из «Веселых Ребят». Но тогда в «Веселые» не попал бы Саша Лерман. А не попал бы Саша, то не попал бы Буйнов, которого он привел за собой. А не попал бы Буйнов, то не попал бы и я. Такая вот цепочка выстраивается.